Advisor 9 сентября 2017 в 21:02
Инвестиционные Предложения:
Advisor 9 сентября 2017 в 21:02
Брокер Alfa-Forex: http://grandfx.ru/alfa-forex
Advisor 9 сентября 2017 в 21:03
ПАММ-счет ATinvest.USD: http://grandfx.ru/atinvest.usd
Advisor 9 сентября 2017 в 21:03
ПАММ-счет ATinvest.RUB: http://grandfx.ru/atinvest.rub
Ограничение!
Гости не могут отправлять сообщения в прямой эфир.
Зарегистрируйтесть или авторизуйтесть, чтобы снять данное ограничение.
Новости форума
Julia InstaForex отвечает в теме
Разделы статей

Ларе Твид. Психология финансов.

3 июня 2013 -
article96.jpg
 
 

Ларе Твид

Психология финансов

 

УДК 33 ББК 65.5 Т 26

Профессиональное инвестирование обычно сводится к вопросу нахождения хорошей стоимости по низкой цене. Вы можете, например, купить стоимость, подождать, когда ее цена повысится, затем продать ее и получить свою прибыль.

Цены финансовых инструментов все время меняются, и хотя они стремятся приблизиться к стоимости, если отклонялись от нее на какое-то время, они так­же перемещаются вследствие других причин.

Эта книга посвящена как раз таким некоторым «другим причинам». Она о том, как психология может вызывать движения цен финансовых активов.

Ларе Твид родился в Копенгагене в 1957 году; магистр технических наук; бака­лавр наук в области управления бизнесом; работал трейдером производных фи­нансовых инструментов, портфельным менеджером и инвестиционным банки­ром. В 1996 году основал массовую Интернет-компанию The Fantastic Corporation (www.fantastic.com). Он также директор хеджевого фонда European Focus (www.provalue.ch). Он написал или выступил соавтором нескольких книг, включая «Бизнес-циклы» (Business Cycles, изд. Harwoood Academic Publishers) и «Передача данных - технология и бизнес» (Data Broadcasting - the Technology and the Business, изд. John Wiley & Sons). Сейчас Ларе Твид, его жена и дети живут в Цуге, Швейцария.

Выпускающий редактор: Осипов В. Перевод с английского: Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М.

Ларе Твид

Т 26         Психология финансов — М.: "ИК "Аналитика'' 2002. — 376 с.

ISBN: 5-93855-017-3

Copyright © 1999 by John Wiley & Sons Ltd.

Published 1990 by Norwegian University Press in hardcover.

Copyright © Перевод на русский язык,

оформление "ИК "Аналитика", 2002

 


Содержание

Введение                                                                              vii

Часть I           Жадность и страх                                          1

1.                 Темные силы времени и невежества                                 3

2.                 Несколько практических терминов                                  20

Часть II         Четыре ужасных правды о финансах         27

3.                Первое правило: рынок — впереди                        29

4.       Второе правило: рынок иррационален                   38

5.                Третье правило: царство хаоса                                 53

6.                Четвертое правило: графики являются
самореализующимися                                               69

Часть III       Древо знаний                                                77

7.                Начало психологии                                                   79

8.                Появляются новые школы                                        87

9.                Психология встречается с финансами                   114

Часть ГУ        Психология рыночной информации      123

10.  Быстрейшая игра в городе?                                    125
И.  Дым без огня?                                                          136
12.  Мелкая рыбешка и крупная рыба                          143


Часть V Психология трендовых рынков                         161

13.           По следам чудовища                                                     163

14.         Когда продолжение становится решающим         179

15.           Затаив дыхание и передумывая                                       214

16.         Гармония и резонанс                                               230

17.           Перекупленные и перепроданные рынки                         249

Часть VI        Психология решающих моментов                     261

18.  Что на самом деле происходит,

когда разворачивается тренд                                         263

19.   Сигналы предупреждения разворотов

основного тренда                                                              275

Часть VII       Превосходя все и вся                                 291

20.         Тактика риска потенциальных убытков                293

21.         Тактика расчета времени                                        301

22.         Путь к разорению                                                     314

Приложение I           Хронология технического анализа 317

Приложение II          Хронология Теории Хаоса         320
Приложение
III        Временная последовательность

психологии                                      323
Приложение
IV        Перечень исторических

финансовых кризисов                                                    336
Приложение У          Краткий обзор вероятных
психологических явлений
во время трендов, решающих

моментов и паник                           340

Глоссарий                                                                       344


Введение

Профессиональное инвестирование — это, как правило, поиск активов с заниженной стоимостью. Вы можете, например, купить их по зани­женной цене, подождать, пока стоимость возрастет, а затем продать, по­лучив прибыль.

Но недооцененность не единственный фактор, который инвестор должен учитывать. Цены финансовых инструментов в постоянном дви­жении, и, хотя они склонны гармонировать с ценностью базовых акти­вов, иногда, на некоторое время такая синхронность исчезает, по другим причинам, вызывающим колебания стоимости.

Эта книга — как раз об этих «других причинах» и рассказывает, как психология может влиять на движение цен финансовых инструментов.

Аналитики и трейдеры опубликовали довольно много материалов о динамике движения цен финансовых инструментов. Большинство из них используют метод, называемый «техническим анализом», который применяют для исследования структуры и моделей рынка. Некоторые из этих книг и статей популярны среди других трейдеров и аналитиков. Все­му этому есть простое объяснение: большинство профессионалов в этой индустрии полагают, что существуют особенные структуры и модели, со­гласно которым происходит движение цен финансовых инструментов. Такие книги, статьи аналитиков и трейдеров, как правило, интересны и занимательны, но в них редко пытаются объяснить, почему именно их метод будет работать. Они предлагают в основном правила, существую­щие обособленно, без надлежащей и поддерживающей их теории.

Другая и, надо сказать, большая часть литературы по рынку написа­на учеными. Их стиль, может быть, иногда немного, ну... чуть-чуть сухо­ват и читать их труды не всегда интересно. Но их сильная сторона в на­учном подходе к рынку. Большинство ученых делают вывод, что движе­ния рынка — беспорядочные или что-то вроде этого, поэтому эта тема действительно ужасно неинтересная.

Это довольно странно. Как может большинство ученых, изучающих рынок, не соглашаться с профессионалами, торгующими на нем?

Я лично полагаю, существует повторяющаяся и неотъемлемая от са­мого рынка структура в его ценовых движениях. Я думаю, движения ак­ций небольших компаний (неликвидных) в основном беспорядочные, тогда как движения на более ликвидных рынках зачастую таковыми не являются. Основное объяснение этого в следующем.


Большинство трейдеров согласятся, что на рынках преобладают процессы с обратной связью и эти процессы создают тренды. Ученые-экономисты при­шли к выводу: в совокупности эти процессы, что бы ни лежало в их основе, обусловлены более или менее беспорядочными движениями. Но другие уче­ные (в основном ученые естественных наук) часто объясняют, что совокуп­ное движение системы, в которой преобладает процесс с обратной связью, скорее всего, представляет собой так называемый детерминированный хаос. Динамика подобных хаотических процессов сложная, но это не исключает возможность прогнозирования его развития.

Таким образом, этим можно объяснить, почему так много трейдеров продолжают утверждать, что рынок имеет свои модели. Но почему же в таком случае ученые продолжают доказывать, что трейдеры не правы?

Поскольку хаотические процессы изучают традиционным, стан­дартным статистическим подходом, делается ошибочный вывод о бес­порядочных движениях рынка. Следовательно, большинство ученых на самом деле не правы: оптимальной структурной и универсальной моде­лью, обеспечивающей понимание движения ликвидных финансовых рынков, является не случайное блуждание, а детерминированный хаос. Все больше и больше ученых теперь проверяют рынки на хаотичность, фактически, они ее уже обнаружили, поэтому коллективная ошибка медленно, но исправляется.

Но, если ученые ошибались столь долгое время, правы ли тогда тех­нические аналитики? Не обязательно. Можно привести доводы, что на самом деле у аналитиков не было ничего, в чем бы они были правы, — они не сформулировали какого-либо законченного утверждения, кото­рого можно было бы придерживаться. Если говорить об ученых, то толь­ко некоторым из них удалось добыть денег на исследование существую­щих взаимосвязей. Их стали называть «экономическими психологами», «психологическими экономистами» или «финансовыми бихевиориста-ми». Но таковых единицы, впрочем, это вряд ли кого-то удивит. Слож­но получить гранты для исследований, противоречащих основному на­правлению науки, развивавшемуся в течение почти целого столетия!

Я полагаю (как и многие другие), что психологию можно использо­вать для объяснения важных аспектов рыночного поведения, включая некоторые нюансы методов «технического анализа». Теперь, поскольку психология стала довольно ненадежной наукой, мне потребуются крат­кие ссылки на специальные исследования. Но в любом случае я поста­раюсь все объяснить.

Я надеюсь, вам понравятся по крайней мере некоторые разделы этой книги, и вы дадите им свою оценку, а также простите меня за то, что не­которые главы немного... ну да, немного суховаты. Итак, начнем.

Ларе Твид Цуг, Швейцария


Часть I

Жадность и страх

То, что регистрируют при колебаниях фондового рынка, не со­бытия, а человеческая реакция на эти события. Это предположе­ние миллионов мужчин и женщин о том, как все происходящее повлияет на их будущее. Другими словами, фондовый рынок — это прежде всего люди.

Бернар Барук


Глава 1

Темные силы времени и невежества

Если человек начинает с уверенностью, он закончит с сомнени­ем, но если он начнет с сомнения, он закончит с уверенностью.

Фрэнсис Бэкон

Эта книга о том аспекте торговли акциями, который часто по­крыт пеленой тайны. Речь пойдет о "психологии рынка": о том, как возникает феномен рыночный психологии и как можно нау­читься его понимать.

Некоторые из психологических механизмов, создающих це­новые движения, рациональны и разумны. Другие — нелепы и абсурдны. Но, как мы видим снова и снова, они всегда появляют­ся и продолжают существовать, пока акция торгуется на рынке.

когда Это все началось

История фондового рынка насчитывает много столетий. Никто не может сказать точно сколько, но есть некоторые свидетельст­ва, что фондовый рынок зародился во Франции в XII веке, когда графы Шампани в 1114 году ввели в обращение стандартизован­ные форвардные контракты (lettre de fairs) на торговлю одеждой, вином, рыбой, лесом и металлами (Sowards, 1965 г.).


Психология финансов

Хотя первые биржеподобные рынки родились во Франции, Италия вскоре стала играть доминирующую роль. С XII по XVI вв. Италия была лидером и финансовым центром, ее финансовые дома торговали золотом, серебром и валютами.

Европейское слово "bourse"' (означает "биржа") появилось в XVI веке, когда дом голландской семьи Ван дер Бёрс (Beurs) в городе Брюгге стал центром местной торговли финансовыми инструментами и валютами. Люди, желающие торговать, шли "к Бёрсам", отсюда и пошло это название. В том же веке тор­говля на биржах распространилась по всей Европе. На боль­шинстве из них осуществлялась торговля облигациями, выпу­щенными королевскими домами, постоянно нуждающимися в деньгах.

После этого события развивались быстрыми темпами. Первое в мире официальное здание биржи возведено в Амстердаме в 1613 году, затем подобные сооружения стали строиться почти во всех европейских странах. В то же время появились первые сложные финансовые инструменты — опционные контракты, предложенные к торговле в Голландии еще до начала знаменитой тюльпаномании в 1636 году, а также фьючерсные контракты, впервые представленные на японских рисовых рынках в 1654 го­ду. Торговля рисовыми фьючерсами регулировалась правилами Cho-ai-mai-aki-nai, которые оговаривали точные стандарты для контрактов и определения различных сортов риса. Вся торговля регулировалась бесприбыльной клиринговой палатой, и все рас­четы по ценовой разнице велись наличными: физическая дос­тавка риса не включалась в этот процесс (Bakken 1953).

рука невидимка

Пока существует биржевая торговля, ценовые движения не пере­стают нас поражать. Многие пытались объяснить происхожде­ние этих колебаний, и большинство теоретиков находили им са­мые естественные объяснения:

1 Bourse — фондовая биржа (в каком-либо европейском центре, кроме Лондона). — Прим. перев.


Темные сипы времени и невежетва

В долгосрочном плане цены фондового рынка отражают реаль­ные стоимости. С другой стороны, краткосрочные колебания от­ражают небольшие сдвиги в спросе и предложении, и они долж­ны рассматриваться как непредсказуемые и беспорядочные.

Те, кто придерживаются этой точки зрения, называются на язы­ке фондовой биржи "фундаменталистами" или "фундаменталь­ными аналитиками". Фундаментальный аналитик пытается оп­ределить величину "реальной стоимости" ценной бумаги, то есть ее торговую полезность, или ее ценность, основанную на ожида­емой будущей прибыли. Талантливый фундаментальный анали­тик обязан сказать, сколько объект должен стоить, следователь­но, и как должна развиваться его цена.

Но рынок не всегда ведет себя так, как должен. Крах в октябре 1987 года, вошедший в анналы истории, например, совершенно точно не представлял собой "беспорядочные колебания". Тот факт, что фондовые рынки по всему миру в одно и то же время на­чали резко падать гигантскими скачками, как будто под властью чьей-то невидимой руки, служит напоминанием, что ценовые ко­лебания могут стать следствием феномена, сила которого превос­ходит самую буйную фантазию большинства наблюдателей.

значение экономических прогнозов

Теперь, конечно, можно сказать, что рынки сами виноваты в том, что не отражают фундаментальные ценности. Инвесторы могли бы уделять больше внимания прогнозам фундаментали­стов. Однако в действительности люди, прислушивающиеся к рыночным прогнозам фундаменталистов, часто не могут побе­дить рынки. Это потому, что такие прогнозы редко бывают точ­ными. Как правило, они настолько скудные, что нобелевский лауреат Василий Леонтьев, высказываясь на тему экономических моделей, заявил:

Ни в какой другой области практических исследований не ис­пользуется столь огромный и сложный статистический механизм с такими малоценными результатами.


Психология финансов

Как правило, аналитики проявляют нерешительность в отноше­нии различных методов вычисления, каждый из которых дает от­личающиеся друг от друга результаты. Экономисты часто устана­вливают истинное значение валюты, основываясь на модели "паритета покупательной силы" (РРР) или ориентируясь на мо­дель платежного баланса. Два набора результатов способны от­клониться друг от друга на 50 и даже более процентов. Какая мо­дель лучше? Достаточно ли хороша любая из них?

Когда неопределенность столь велика, возможно, разумно предположить, что различные экономические прогнозы всегда далеки друг от друга и таким образом, по крайней мере, отража­ют величину непредсказуемости. Но не в этом дело. Обычно про­гнозы "фундаменталистов" очень близки друг к другу, но очень далеки от реального исхода. В 1980 году Еиготопеу опубликовал 12-месячные прогнозы по курсу немецкой марки к доллару 16 ве­дущих аналитических учреждений. Результаты показаны в Таб­лице 1.

К исходу 12 месяцев курс немецкой марки к доллару был не 1.60 и не 1.72. Он был равен 2.35!

особая Сложность

Сложность, которую невозможно не учитывать в том, что истин­ная ценность колеблется вместе с ценой. Хорошим примером по­служат валютные курсы. Если курс валюты какой-либо страны начинает подниматься, это зачастую означает, что инфляция и процентные ставки в этой стране начинают снижаться, приводя к оздоровлению конкуренции с другими валютами. Через опре­деленный период времени этот разрыв компенсируется подъе­мом валютного курса. Другими словами, колебание валютного курса самообоснованное. Когда цена растет, истинная ценность тоже возрастает.

То же самое относится и к акциям. Если цена акции растет, кредитоспособность компании улучшается, так же как и воз­можности финансировать деятельность, связанную с займами или выпуском новых акций. Улучшается также общий имидж


Темные силы времени и невежетва


7


Таблица 1 12-месячный прогноз по курсу немецкой марки к доллару на 1 июля 1981 года от шестнадцати ведущих аналитических учреждений. Действительный курс оказался 2.35.

Ведущие аналитические учреждения                                           Прогноз

Henley Centre for Forecasting                                                              1.72

Economic Models                                                                                    1.71

Berkeley Consulting Group                                                                    1.70

Citibank                                                                                                     1.70

Marine Midland                                                                                       1.70

Philips & Drew                                                                                         1.70

Predex                                                                                                        1.70

Data Resources                                                                                        1.69

AmexBank                                                                                                 1.68

Conti Currency                                                                                         1.68

Brown Brothers Harriman                                                                       1.67

Chemical Bank                                                                                          1.65

European American Bank/Forex Research                                           1.65

Bi/Metrics                                                                                                1.615

Security Pacific National Bank                                                               1.61

Harris Bank                                                                                               1.60

компании среди ее потенциальных клиентов. При этом она ста­новится популярнее и среди своих потенциальных сотрудников. Ценовые колебания, таким образом, сильно воздействуют на ис­тинную ценность.

Ситуация несильно отличается и на товарных рынках. На многих из них поставщики образовали картели в попытке конт­ролировать цены. Во время увеличения цен члены картели стал­киваются с незначительными трудностями и созданные ими объединения оправдывают себя, потому что дисциплина поддер­живается участниками. Но, если цены на их продукцию на рын­ке падают, слабейший часто реагирует увеличением производст­ва, чтобы сохранить устойчивый доход. В результате кривая предложения оказывается перекошенной настолько, что подни­мающиеся затем цены быстро становятся побудительным моти­вом сокращения производства. В то же время падающие цены увеличивали предложение, которое в свою очередь борется с да­влением на цены. Это также самообоснованный процесс, в кото-


8


Психология финансов


ром предложение и спрос колеблются, как функция ценовых движений, причем до такой степени, что могут поразить несве­дущего. Не удивительно, что очень много людей покинули так называемое "долгосрочное инвестирование". Одним из них был Джон Мейнард Кейнс.

открытие кейнса

Кейнс родился в Англии в 1883 году, в год смерти Карла Маркса. Он быстро доказал, что обладает экстраординарным умом. Ког­да ему было шесть лет, он пытался анализировать работу своего мозга, а в 28 стал редактором одного из самых уважаемых финан­совых изданий Англии: Экономического Журнала2. За свою жизнь он выполнил фундаментальные экономические исследования, а в какой-то период даже был заместителем министра финансов Великобритании.

В то время как жизнь Карла Маркса была профессиональным фиаско, Кейнс купался в успехе не только как общественный де­ятель, но и как инвестор. Каждое утро он по полчаса проводил в постели, планируя свою инвестиционную стратегию (он предпо­читал товары и валюты), приносившую ему по два миллиона долларов в год. Он также управлял фондом Королевского Кол­леджа в Кембридже, капитализация которого под его финансо­вым управлением увеличилась более чем в десять раз.

Именно поэтому работы Кейнса, имеющие отношение к ин­вестированию и фондовым рынкам, имеют столь большое значе­ние. Так о чем же именно он писал? В своей книге The General Theory of Employment, Interest and Money (1936 год) он рассуждал:

Следует предположить, что конкуренция между квалифициро­ванными профессионалами, с собственными суждениями и зна­ниями, превосходящими те, которыми владеет среднестатисти­ческий частный инвестор, нейтрализует выходки невежествен­ного индивидуума, предоставленного самому себе. Однако слу­чается, что силы и умения профессионального инвестора и спе­кулянта направлены на что-то еще. На самом деле большинство

! Economic Journal.


Темные силы времени и невежетва


9


из этих людей сильно беспокоит не создание первоклассных дол­госрочных прогнозов возможного дохода от инвестирования на всем его протяжении, а предсказание изменений в условном ба­зисе оценивания, которое шло бы чуть впереди основной массы. Социальная цель искусного инвестирования — разгром темных сил времени и невежества, окутывающих все наше будущее. Ре­альная, частная цель самого искусного инвестирования сегодня — "превзойти все и вся", как хорошо говорят об этом американцы, перехитрить толпу, всучить плохую или обесцененную монету в полкроны другому.

Несомненно, Кейнс считал фондовые рынки близорукими и абсурдными, а борьбу с "темными силами времени и невежест­ва" намного более сложным делом, чем "превзойти всё и вся".

наихудшая проблема

Наихудшая проблема, с которой приходится сталкиваться во время поиска истинной стоимости, не в том, что построить экономическую модель правильного прогнозирования трудно, и не в том, что истинная стоимость движется вместе с ценой. Наихудшая проблема в том, что, чем лучше экономические имитационные модели описывают действительную динамику мира, тем хаотичнее становится их поведение. Или, другими словами, чем тщательней наши ученые-экономисты продумы­вают и усложняют свои модели, тем все более очевидно, что такие модели никогда не смогут предсказать долгосрочное раз­витие вообще.

Математики смеются над этим, потому что они всегда это по­дозревали. "Причина, — говорят они, — в том, что истинная ма­тематическая природа сложных динамических систем, таких как экономика, чрезвычайно беспорядочная и крайне непредсказуе­мая". По словам математиков, экономистам просто долгое время не удается осознать истинную суть своей задачи, потому что им не под силу постичь истинный смысл нелинейной математики. А "истинный смысл нелинейной математики, — они говорят, — в том, что в основном вы можете прогнозировать поведение та­ких систем только на очень короткий срок".


10         Психология финансов

Объяснение этому лежит в совокупности специфических фе­номенов, обычно описываемых как "детерминированный хаос". А хаос означает, что для многих или даже подавляющего боль­шинства экономических систем количественное прогнозирова­ние объективным образом нельзя провести. Поэтому при разгро­ме темных сил времени и невежества нам остается альтернатива подчиниться только своим личным и субъективным догадкам. И они, конечно же, сплетаются с нашими личными и субъектив­ными эмоциями, такими как надежда, страх и жадность.

надежда, страх и жадность

В книге The Battle for Investment Survival преуспевающий инве­стор, американец Джеральд Лоеб (1957 год), описывает рынки следующим образом:

Нет окончательного ответа на вопрос относительно истинной стоимости ценных бумаг. Дюжина экспертов придет к 12 различ­ным заключениям. Часто случается, что несколько мгновений спустя каждый из них меняет свой вердикт, если появилась воз­можность пересмотреть свое мнение из-за изменения ситуации. Рыночные ценности, лишь частично фиксируемые в бухгалтер­ском балансе и отчете о прибылях и убытках, намного больше определяются человеческими надеждами и страхами, жадно­стью, амбициями, стихийными бедствиями, изобретениями, фи­нансовыми стрессами и напряжениями, погодой, открытиями, модой и другими бесчисленными факторами — невозможно пе­речислить все, не упустив чего-либо.

Итак, понятно, Великие Мастера могут не согласиться друг с другом в вопросе, как делать деньги на фондовой бирже, но они обязательно согласятся, что рынок часто бывает абсурдным. Но возможно ли анализировать "надежды и страхи", "жадность и амбиции", чтобы предсказывать "финансовый стресс и напря­жение" инвесторов? Или, может быть, чтобы рассчитать их по­купательную силу в данный момент времени? Или, скажем, что­бы узнать, какого "инвестиционного стиля" они собираются придерживаться?


Темные силы времени и невежетва         11

"ТЕХНИЧЕСКИЕ АНАЛИТИКИ" И "ЧАРТИСТЫ"

Существует группа спекулянтов, пытающаяся прогнозировать, основываясь на прошлом поведении рынка. Это и есть "техниче­ские аналитики" или "чартисты".3

Сегодня никто не знает, когда графики впервые стали приме­нять для анализа финансовых рынков. Однако самые старейшие документы, известные на сегодня, подтверждают, что история уводит нас к японским рисовым рынкам.

В 1730 году в Японии уже торговали стандартизированными форвардными рисовыми контрактами. Эти контракты во многом идентичны товарным фьючерсам, торгуемым сегодня на многих биржах, но с одним исключением: невозможно было выдвигать требования о физической поставке товаров. Форвардный конт­ракт можно было купить и продать, но нельзя было потребовать по нему поставку риса. Однако вскоре возникла проблема: курс по сделкам за наличные на рис колебался совсем немного, тогда как форвардные контракты демонстрировали большие колеба­ния, что говорило о долговременной перспективе этого процесса. В 1869 году это уже стало серьезной угрозой для правительства и было принято решение закрыть форвардный рынок.

Но случилось кое-что очень интересное: как только закрыли форвардный рынок, физический рынок начал неистово колебать­ся. Через два года уже царил полный хаос, и правительство вновь разрешило форвардную торговлю. Теперь уже форвардные конт­ракты искусственно поддерживались рынками, лежащими в их основе, посредством требования физической поставки по каж­дому форвардному контракту, после чего рынок приобрел отно­сительную устойчивость.

Чему это научило японских биржевых трейдеров? Тому, что цены финансовых инструментов выражают не только баланс ме­жду спросом и предложением. Они включают в себя и психоло­гический элемент. Впоследствии биржевики разработали множе­ство методов применения этой психологии. Вскоре они начали строить графики ценовых движений и создавать правила интер-

3 От слова "chartist" — специалист по прогнозированию биржевой конъ­юнктуры, использующий для этого анализ графиков. — Прим. перев.


12         Психология финансов

претации рыночных движений. Эти методы продолжают приме­нять многие трейдеры, а специальные символы на графиках на­зываются "шепчущими свечами".

А в то время на западе

На Западе построение графиков началось в США в 1880-е годы в форме "книжного метода". Только очень немногие использова­ли этот инструмент, и не было ни одного объяснения, как интер­претировать эти диаграммы. Однако в 1900—1902 годах The Wall Street Journal опубликовал серию относительно малозаметных статей, посвященных механизму движения цен акций. Автором был основатель газеты и ее главный редактор Чарльз Генри Доу, который, помимо этой газеты, основал знаменитую службу фи­нансовых новостей Доу-Джонс (рис. 1).

Преемник Доу на посту редактора, Вильям Питер Гамильтон, описывал его как "ультраконсервативного", хладнокровного, ос­ведомленного и интеллигентного человека, "знавшего свое дело" и не позволявшего ничем себя раздражать. В некоторый период своей карьеры он имел свое собственное место на Нью-Йоркской Фондовой бирже, так как хороший практический склад ума поз­волял ему проникать в самую суть торговли ценными бумагами. К сожалению, он умер в 1902 году в возрасте всего 52 лет и поэто­му ничего не опубликовал из своих исследований, кроме отдель­ных материалов в газетных статьях. Однако эти наблюдения поз­же обобщили в то, что мы сейчас называем "Теорией Доу".

Что открыл доу

Одна из инноваций Доу состояла в том, что он (в 1884 году) на­чал составлять индекс ценового развития для группы ведущих акций. Позже, в 1896 году, он объединил несколько акций про­мышленных компаний для создания "индекса акций промыш­ленных компаний" и несколько акций железнодорожных компа­ний для создания "индекса акций железнодорожных компаний" (позже переименованный в "индекс акций транспортных компа­ний"). Таким образом, он обеспечил себя ценным аналитиче­ским инструментом в исследовании поведения рынка и форму­лировании своих правил.


Темные силы времени и невежетва         13


Рисунок 1 Чарльз Генри Доу (1850—1902). Чарльз Доу внес огромный вклад в постижение движений фондового рынка. В основном он зани­мался составлением экономических прогнозов на основе анализов фон­дового рынка, но сегодня биржевые трейдеры больше ценят его как тео­ретика, нежели как экономиста. Его модели (фигуры) давали ясное пре­дупреждение обоих крахов: 1929 и 1987 годов. (Фотография размещена с разрешения компании Dow Jones & Co., Inc.)

Теория Доу состоит из следующих шести наблюдений:

1. Фондовые индексы заранее ничего не принимают в расчет. Все
участники рынка одновременно владеют всей информаци­
ей, важной для толкования ценности акции, и это знание не
принимается в расчет при колебаниях рыночной цены.

2.    Рынок имеет три движения — "первостепенное", "второ­
степенное" и "третьестепенное". Ценовые колебания все­
гда следствие этих трех типов движений, действующих од­
новременно, но не обязательно в одинаковом направлении.

Самые большие движения — "первостепенные", это тренды протяженностью в несколько лет. Основной бычий рынок начинается, когда вся наихудшая информация не


14         Психология финансов

принимается в расчет в формирование цены и первые наде­жды на будущее начинают давать свои всходы. Это называ­ется "первой фазой" бычьего рынка. Во "второй фазе" рын­ка эти надежды подтверждаются, и экономика демонстри­рует реальное улучшение. "Третья фаза" главного тренда от­ражает преувеличенный оптимизм без какого-либо на то реального обоснования. Основной медвежий рынок имеет те же самые три фазы, но только все развивается наоборот.

Второстепенное движение длится от трех недель до не­скольких месяцев, часто сочетая в себе коррекцию, глуби­ной от одной трети до двух третей предыдущей первой фазы.

Третьестепенное движение длится менее трех недель. Оно в относительной степени демонстрирует чувствитель­ность к стохастическим внешним воздействиям и имеет малое или вообще никакого отношения к предсказанию других движений. Все три рыночных движения, а также приложения представлены в последующих главах.

3.   Зоны поддержки и сопротивления дают ценовые сигналы. Ко­
гда цена колеблется в узком интервале от двух до трех не­
дель или более, возможно "накопление" ценных бумаг у
маленькой группы профессионалов (до начала подъема)
или "распределение" ценных бумаг среди многих любите­
лей (в преддверии начала падения).

4.   Объем поддерживает цену. Значимость ценового движения
как сигнала усиливается, когда возникает большой объем
(оборот). Объем следует за направлением тренда, и, если
объем высокий, когда рынок поднимается, и маленький в
период падения рынка, это говорит, что рынок пойдет вверх.

5.   Тренд должен подтверждаться пиками и впадинами. Восхо­
дящий тренд остается незыблемым, пока все новые пики и
впадины не перестанут подниматься. Нисходящий тренд
соответственно устойчив, пока не прекратится понижение
всех пиков и впадин.

6.   Оба индекса должны подтверждать тренд акции. Первосте­
пенный тренд фондового рынка не может реально устано­
виться, пока оба индекса — и индекс акций промышлен­
ных компаний, и индекс акций транспортных компаний —
не начнут однонаправленное трендовое движение.


Темные силы времени и невежетва         15

Одна из причин, по которой "правила Доу" запомнили поколе­ния, в том, что его знакомый, С. А. Нельсон, в 1903 году опубли­ковал несколько правил Доу в The ABC of Stock Market Speculation и стал первым, кто представил концепцию "Теории Доу".

В 1922 году Вильям Питер Гамильтон доработал правила Доу в The Stock Market Barometer, находясь также под влиянием графиче­ской системы Бэбсона. Однако статьи Гамильтона в The Wall Street Journal и Barron 's стали привлекать все больше и больше внимания. С впечатляющей точностью, основываясь на применении правил Доу, он предсказывал рыночные движения. Самой известной была серия статей, в которых он анализировал спекулятивные манипу­ляции Джеймса Кинеса с акциями U.S. Steel. Гамильтон раскрыл тактику Кинеса настолько точно, что Кинес был убежден в том, что Гамильтон имел своего шпиона в его организации. Но в The Stock Market Barometer Гамильтон объяснил удивленной публике, что его инструменты графики и шесть правил Доу.

Последние статьи Гамильтон написал для рынка, охваченного паникой. 21 октября, за день до начала известного краха фондовой биржи в 1929 году, он написал статью в Barron's, в которой преду­преждал о психологической ситуации. Уровни фондового индек­са, о которых он говорил как о потенциальных психологических точках разворота, были разбиты в течение нескольких следующих дней. Четыре дня спустя в статье под заголовком "Поворот в пото­ке" в The Wall Street Journal он написал (снова ссылаясь на прави­ла Доу), что бычий рынок подошел к решающему окончанию и что разворот тренда фондового рынка сигнализирует об экономи­ческом упадке. Он был единственным, кто придерживался такого мнения, но, как мы знаем сегодня, достоверность его прогноза до­казана. Его последняя статья опубликована 3 декабря того же года под названием "Идя на покой". Этот заголовок оказался пророче­ским в прямом смысле: Гамильтон умер через шесть дней.

В 1932 году, 30 лет спустя после смерти Доу, Роберт Ри развил методы Доу и Гамильтона. Они были пересмотрены и стали более структурированными, что облегчало их применение. Свои выво­ды он изложил в Теории Доу, опубликованной в The Story of the Averages в 1934 году ("История Индексов").


16           Психология финансов

на самом деле, а не в теории

Первые чартисты описывали, что они наблюдали на рын­ке, и исследовали инструменты, которые, как они полага­ли, позволят прогнозировать поведение рынка. Но они не были учеными и не разрабатывали теории.

Наука — это не только то, что кто-то порой утверждает. Она живет согласно нескольким основным принципам, которые можно сформулировать приблизительно следую­щим образом:

    наука, если это вообще возможно, основывается на систе­
матическом наблюдении/измерении реальных событий..;

    хорошо установленный способ может быть использован
и другими учеными;

    если вы полагаете, что можете объяснить причины такого
наблюдения/измерения, значит, вы обладаете "гипотезой";

    вам следует проверить гипотезу, попробовав доказать,
что она на самом деле неверна. Эти попытки не должны
увенчаться успехом;

    несколько гипотез зачастую вместе создают основу для
"теории"..;

    которая, опять-таки, часто побуждает к развитию новой
гипотезы;

    теория также может стать основой для создания действу­
ющих "моделей";

    если гипотеза или теория полностью приемлема для всех
ситуаций в пределах своей тематической области, она
становится "законом".

У первых чартистов, если честно, с этим не было проблем. Тогда предпринималось мало попыток объяснить (если вообще они предпринимались), почему эти "теории" и "законы" будут работать, или насколько они подходят друг другу. Однако большинство чартистов, кажется, под­метили одну особенность: то, чем они занимаются, имеет нечто общее с психологией. Джеральд Лоеб сказал:

"Самый важный и единственный фактор в формировании рынков ценных бумаг — человеческая психология",


Темные силы времени и невежетва         17

разъяснение дополнительных аспектов

После того, как первые пресловутые торговые правила нашли своих сторонников, стал расти объем книг и статей по анализу рынка капитала. Некоторые из них выдвигали логические гипо­тезы, а затем иллюстрировали, что они доказаны эмпирически. Другие стремились давать рационалистические объяснения уже постфактум, прибегая к мистицизму и суевериям.

"Индикатор длины женских юбок" изобретен в результате найденной зависимости между фондовым рынком и длиной женской одежды (покупать, когда она длинная, продавать, когда она короткая). Возник настоящий потоп автоматических торго­вых систем вместе с научными докладами, доказывающими не­применимость этих систем.

Но в 1948 году в США опубликован Technical Analysis of Stock Trends (Технический анализ трендов акций). Его авторы Р. Д. Эд­варде и Д. Мэги исследовали бесчисленное количество графиков акций на протяжении многих лет и обнаружили несколько хара­ктерных фигур (или, как мы их называем, "конфигураций"). Они повторялись снова и снова и, в конце концов, давали воз­можность прогнозировать. Все эти явления подробно описаны и классифицированы, а эти методы до сих пор популярны среди торгующих на основе графиков.

В своих исследованиях изолированных ценовых движений биржевые маклеры сделали огромный шаг вперед, когда в 1970-е годы в деловую жизнь вошли персональные компьютеры. В этот период британский финансовый советник Брайан Марбер ввел понятия "золотого креста" и "мертвого креста" при использова­нии "скользящих средних", которые служат для анализа цено­вых рядов и вычисляются с помощью компьютера.

Говоря о компьютерной графике, следует упомянуть и Д. В. Вай-лдера. В своей книге New Concepts in Technical Trading Systems (Но­вые понятия в технических торговых системах), опубликованной в 1978 году, Вайлдер описал формулу, названную им "Индексом Относительной Силы" (RSI). Она стала эффективным отраже­нием осцилляции рыночного настроения между преувеличен-


18         Психология финансов

ным оптимизмом и предельным пессимизмом. Одна из сильных сторон формулы Вайлдера в том, что, даже несмотря на то, что она была относительно новая и разработана для компьютерного применения, она прекрасно подходила для анализа графиков прошлых лет, созданных еще в начале века или даже раньше.

основные правила рынка

Итак, подведем краткие итоги основных правил для инвесторов:

Правило 1: рынок впереди. Совокупность проницательности всех действующих и потенциальных инвесторов обычно больше, чем одного-единственного человека. Воз­можно ли, что "другие" знают то, чего не знаем мы? Мы никогда не можем быть уверены в этом. Нам при­дется согласиться, что это рискованная задача — нахо­диться впереди знания всего рынка и заблаговременно не принимать во внимание это знание рынка о ценах.

Правило 2: рынок иррационален. Рынок может быстро реагиро­вать на факты, но он может быть и субъективным, эмоциональным и подчиняться всего только одному капризу изменяющихся трендов. Иногда цены могут колебаться в зависимости от финансового положе­ния и интересов инвесторов, блуждая между массо­вой истерией и безразличием, нежели между курсами ценных бумаг. Следовательно, попытки частного ин­вестора быть разумным, на самом деле могут оказать­ся абсурдным поведением.

Правило 3: обстановка хаотична. Макроэкономические прогно­зы обычно слишком неточные, чтобы представлять хоть какую-то ценность для инвестора, и все потому, что на экономические взаимосвязи постоянно воз­действуют мелкие, но существенные факторы, кото­рые никто не может предсказать или оценить, но они могут изменить все. Даже еще хуже: то же самое каса­ется и финансовых рынков.


Темные силы времени и невежетва         19

Эти три правила существуют столько, сколько существуют рын­ки, и, несмотря на это, очень мало людей понимают, что они оз­начают.

Но сегодня мы имеем и четвертое правило, сформулирован­ное техническими аналитиками, использующими графические диаграммы при анализе рынка: правило гласит, что эти графики самореализующиеся. Если много людей проведут сходные линии на одинаковых графиках и оснастят свои компьютеры однород­ной системой принятия решений, то результаты будут самопод­тверждающими.

Итак, правило звучит следующим образом:

Правило 4: трафики являются самореализующимися. Если много людей используют одинаковые графические систе­мы, они могут заработать прибыль на своих сделках, независимо от того, правы ли они на самом деле.

Инвестирование немного похоже на игру, и, чтобы играть в эту игру, мы должны понимать эти четыре правила. Мы подробнее проверим эти правила в главах 3—6, но прежде необходимо объ­яснить несколько практических терминов. Следующая глава по­священа именно этому.


Глава12

Несколько практических терминов

Мне посоветовали прикупить эту акцию на старость. Это срабо­тало поразительным образом. Я стал стариком за неделю.

Эдди Кантор

Прежде чем продолжить говорить о правилах игры, рассмотрим несколько основных терминов.

три типа графиков

Кривые цен, приведенные в этой книге, являются графиками. Когда вы закончите читать эту книгу, они обретут для вас значе­ние, и вы сможете сами себя назвать чартистом. Многие из гра­фиков графики баров, на которых каждый бар отображает цено­вой диапазон одного дня. Недельная торговля может выглядеть следующим образом:


Несколько практических терминов         21

Маленькие горизонтальные линии на баре — это зарегистри­рованная цена закрытия дня. Зачастую эта величина действи­тельно отражает реальное взаимоотношение между спросом и предложением, так как замыкает всю краткосрочную спекуля­цию данного дня. При построении фигур, или конфигураций, лучше всего обращать внимание именно на цены закрытия, если таковые известны.

Более простые графики, называемые линейными, показывают только развитие ценового движения в ценах закрытия:

Линейные графики, естественно, говорят нам много меньше по сравнению с баровыми графиками, но представляют более яс­ную картину.

И, наконец, третий тип графиков (который, однако, не будет использоваться в этой книге):

Этот график называется крестики-нолики. Здесь идея в том, чтобы отмечать цены вертикально, определяя подходящее мини­мальное значение шкалы. Когда цена растет вверх, ряд крести­ков строится по мере ее роста. В первый раз, когда она падает, мы сдвигаемся вправо и рисуем нолик. Затем нолики ставятся один за другим вниз, по мере падения цены, пока она снова не вырас­тет на определенное минимальное значение. После этого мы снова сдвигаемся вправо и рисуем крестик.

Графики крестики-нолики не имеют временной оси, давая тем самым возможность сжать долгий временной период до ог­раниченных пределов. Многие используют графики крестики-


22         Психология финансов

нолики в сочетании с техническими правилами и исследуют ры­нок скорее на статистической, нежели на поведенческой основе. Из-за отсутствия оси времени этот метод не особенно подходит для подробного исследования, поэтому он не рассматривается в этой книге.

поднимающиеся и падающие Рынки

Рынки как растут вверх, так и падают вниз, и для описания этих явлений существуют специальные термины. Рынок с восходя­щим трендом на протяжении долгого периода времени называ­ется бычьим рынком (bull market). Если рынок падает, он называ­ется медвежьим рынком (bear market). Того, кто полагает, что ры­нок должен подняться, называют быком, а того, кто думает, что рынок опустится, называют медведем. Происхождение этих вы­ражений неизвестно, но общепринятое объяснение гласит, что бык ходит с поднятой головой (= поднимающийся), в то время как медведь держит голову опущенной (= падающий). На самом деле бык опускает голову вниз, когда он возбужден, что придает дополнительную символическую окраску.

Когда рынок идет вверх, бычий трейдер покупает, и его пози­ция называется длинной (long). Когда рынок падает, он продает. Если он вне рынка, то на сленге это означает, что он находится на обочине (on the sidelines).

Если инвестор очень медвежий, он может перепрыгнуть через одну ступень — говоря популярным языком, начать продавать своих цыплят до того, как они вылупятся. Представьте себе про­изводителя пшеницы, ожидающего большой урожай в сентябре. В феврале у него возникли серьезные подозрения, что к осени будет избыток пшеницы и поэтому цены на пшеницу упадут. По­этому он спешит продать свою пшеницу, но с условием поставки в сентябре. Итак, он продал то, чего на самом деле у него сейчас нет, но то, что он ожидает получить в будущем. На языке фондо­вой биржи это означает, что его позиция на пшеницу короткая (short) и он застраховался на случай, если цены на пшеницу упа­дут. Если его единственный мотив — защита своей наличной по-


Несколько практических терминов         23

зиции (будущий урожай — товар), то он хеджер (hedger). Хеджер ничего больше не станет предпринимать, пока пшеница оконча­тельно не созреет, после чего он поставит зерно, выполнив все свои обязательства по контракту путем физической поставки.

Но давайте представим, что в марте цены на пшеницу упали больше, чем предполагал наш фермер. Тогда он сможет купить обратно то же самое количество пшеницы, которое он продал, с целью поставки в тот же самый день. Это даст ему спекулятив­ную прибыль, поэтому он больше не хеджер, а спекулянт (specu­lator). Такой тип сделки, нацеленной на получение прибыли, на­зывается короткой продажей (short seller),

Интересный момент в короткой продаже спекулянта в том, что рано или поздно вам придется купить обратно свой контракт, что­бы закрыть сделку. Но, если никто не захочет его продать в этот момент, вам придется предложить цену, на которую согласится продавец. В результате цена может взлететь до небес, и, если такое случается, мы называем это "корнером", "углом" ("corner") или "сквизом медведей", "медвежьим объятием" ("bear-squeeze"). Это часто происходило в середине XIX века, когда управление корне­ром считалось завершающим испытанием для профессионально­го трейдера. Как сказал однажды Коммодоре Вандербилт о Дэни-эле Дрю, который просил милостыню:

Тот, кто не свое продает, должен выкупить это обратно, иначе в тюрьму попадет.

Сегодня корнеры встречаются намного реже, но все же бывают.

несколько специальных инвестиционных инструментов

На многих рынках используются специальные инструменты, чтобы сделать одинаково легкими и "длинную", и "короткую" сделки. Эти инструменты называются фьючерсами (futures) и оп­ционами (options).


24         Психология финансов

Фьючерс (future) это зарегистрированный на бирже стан­дартизированный контракт на будущую поставку определенно­го финансового инструмента или товара в установленный зара­нее день и за установленную заранее цену. Если Смит покупает фьючерсный контракт на поставку казначейских облигаций Со­единенных Штатов в марте, он оговаривает цену сейчас, но не сможет получить эту поставку раньше марта, когда будет произ­водить оплату. В то же самое время Браун может продать этот же контракт в шорт и купить его обратно позже, возможно, по бо­лее низкой цене, заработав прибыль на разнице. Хорошо то, что с традиционной бычьей и медвежьей торговлей можно зарабо­тать одинаковую прибыль, независимо от того, поднимается или падает рынок, так как вы предсказали движение и торгуете, используя его. Кроме того, требуется очень скромное дополни­тельное обеспечение. Вначале вы вносите лишь небольшой про­цент от стоимости контракта.

Особенно интересный тип фьючерсов — фьючерсы на индексы (index futures), включающие в себя приобретение или продажу широкой выборки акций, обычно обращающихся на биржах од­ной страны (их еще называют ценными бумагами, лежащими в основе контракта). Если вы полагаете, что фондовый индекс упадет, вам нужно открыть короткую позицию на фьючерс, тор­гуемый на этот индекс, получив, таким образом, прибыль благо­даря падающему рынку. Большинство крупных фондовых рын­ков имеют такие контракты.

Инструмент, ближайший к фьючерсу, называется опционом (option). В принципе, опцион — это фьючерс, в котором при уме­ренной величине риска размер убытка ограничен в своем макси­мальном значении, в то время как потенциальная прибыль ни­как не ограничена. (Если опцион продается, а не покупается, все происходит как раз наоборот. Спекулянт чаще всего решает, что логичней всего продавать опционы, так как в среднем пре­мия за принятие риска превышает действительный риск.) Опци­оны предлагают несколько интересных возможностей. Некото­рые из них относительно сложны. Ради упрощения мы не рас­сматриваем их в этой книге.


Несколько практических терминов         25

Фьючерсы и опционы могут применяться и в торговле валю­той, хотя здесь самый распространенный инструмент форвард­ный контракт на обмен валюты (forward exchange contract) — тран­закция, ограниченная во времени, при которой инвестор одно­временно имеет длинную позицию на одну валюту и короткую позицию по другой валюте. Когда позиция закрывается, реали­зуется прибыль или убыток, величина которых зависит от движе­ния цены. Прибыль включает в себя процент, наращенный по длинной валюте, за вычетом процента, оплаченного по короткой валюте. Естественно, возможен и убыток.

Иногда инвестор открывает длинную позицию на традицион­но слабую валюту и короткую позицию на традиционно сильную валюту. Причина этого в том, что процентная ставка по слабой валюте намного превышает процентную ставку по сильной ва­люте и поэтому прибыль по этой разнице ставок будет выше по­тенциального убытка вследствие ценовых движений. Это арбит­раж процентной ставки (interest rate arbitrage).

Вследствие широкого применения этих гибких инвестицион­ных инструментов различия между моделями поднимающегося и падающего рынка иногда бывают не такими большими, каки­ми должны быть. Это замечание следует всегда учитывать при дальнейшем обсуждении бычьего и медвежьего рынков в этой книге.

выбор графиков

И, наконец, существуют рынки. Графики, используемые в качест­ве примеров в этой книге, демонстрируют крупные и ликвидные рынки. Есть рынки, для которых понимание рыночной динамики самое главное. Примеры в этой книге включают в себя процент­ные ставки денежного рынка, акции, облигации, фьючерсы на индексы, иностранные валюты, драгоценные металлы и товары.

Может показаться странным, что товары тоже включены. Что связывает кофе, медь или нефть с фондовым рынком? Очень многое. Безусловно, огромнейшая доля международной торгов­ли товарами происходит через фондовые биржи, основываясь


26         Психология финансов

только на спекуляции инвесторов, у которых нет никакого наме­рения физического использования или получения этих товаров. (Наоборот, они ужаснутся, если когда-нибудь физически полу­чат эти товары.) Двадцать четыре часа в день люди во всем мире подробно изучают ценовые графики по свинине, живому рогато­му скоту или прутковой меди исключительно в поисках ответа на вечный вопрос: "Каково настроение рынка?"

Не слишком ли много технических терминов? Но, вооружив­шись ими, мы теперь можем двигаться вперед, к нашим основ­ным правилам игры.


ЧАСТЬ II

Четыре ужасные правды о финансах

Великий Бог! Это место — кошмар! Сэр Роберт Фэлкон Скотт


Глава3

Первое правило: рынок — впереди

Осознанно или неосознанно, но движения цен отражают не про­шлое, а будущее. Когда приближающиеся события отбрасывают свою тень впереди себя, эта тень падает на Нью-Йоркскую Фон­довую биржу.

В. П. Гамильтон

Любой торгующий на фондовых рынках какое-то время когда-нибудь заметит, что аналитики, экономисты, консультанты по инвестициям и журналисты, от которых ожидают предсказаний о будущем поведения рынка, как правило, отстают от него, де­монстрируя свою беспомощность со всеми своими новостями, анализами и прогнозами, которые не более чем посмертные за­мечания по поводу того, что рынок уже давным-давно проделал. Другими словами, рынок идет всегда впереди новостей.

В своей книге Das ist die Borse биржевой спекулянт Костолани определяет этот феномен следующим образом:

В основном не новости создают цены, а цены создают новости. Это касается и Парижа, и Лондона, и Нью-Йорка. После закры­тия дневной торговли каждый начинает искать аргументы для объяснения произошедшего ценового отклонения или измене­ния тренда, и этими аргументами становятся те, о которых два часа назад мы даже не имели представления.


30         Психология финансов

Одно объяснение, возможно, заключается в том, что никто не лю­бит людей, приносящих плохие новости, и прогнозы при поднима­ющемся рынке, на котором все счастливы. Эти новости совсем не то, что хотят услышать люди. Когда они их слышат, то не верят им. Более или менее неосознанно, но информация, предоставляемая основной публике, отсортирована таким образом, что подтвержда­ет настроения и рынки. У экономистов, говорящих в пользу трен­да, всегда большая аудитория мечтающих разбогатеть слушателей. Если рынок только что достиг своего пика, после чего начали вы­ходить новости и анализы, то они зачастую крайне позитивные.

Но существует еще одно, более очевидное объяснение: по­скольку рынок находится впереди новостей, это просто свиде­тельствует, что он находится впереди экономики.

барометр бебсона

Первым, кто привлек внимание публики к этому интересному фа­кту, был выдающийся американец по имени Роджер Бард Бэбсон. Бэбсон родился в Массачусетсе в 1875 году, получил специаль­ность инженера в 1898 году и сразу же начал работать биржевым брокером (брокеры за это его никогда не простили). Несколько лет спустя у него развился туберкулез, и ему рекомендовали как можно больше находиться на свежем воздухе. Поэтому в 1902 го­ду он открыл офис на открытом воздухе, создав свою собствен­ную компанию, Babson Statistical Organization, по финансовому анализу. (Позже о нем было сказано, что он единственный че­ловек в США, сделавший столько денег на статистике). Работая на свежем холодном воздухе, Бэбсон носил специальный пид­жак с зашитым электрическим подогревом спины, а его секре­тарь-ассистент был вынужден надевать варежки и использовать маленькие резиновые молоточки, чтобы стучать по клавиатуре. Так развивалась эта компания, сделавшая Бэбсона обществен­ным деятелем и даже личным другом нескольких президентов Соединенных Штатов.

В 1907 году внимание Бэбсона, уже поправившего свое здоро­вье, привлекла волна паники на фондовой бирже. Вдохновлен-


Первое правило: рынок — впереди         31

ный ею, он начал оказывать услуги по проведению специфиче­ского анализа, названного им "Графиками Бэбсона". С помощью этого анализа он сравнивал экономическое развитие страны с графиками ценовых движений на фондовых рынках. В 1910 году он опубликовал свою первую книгу "Экономические барометры, используемые для накопления денег " (Business Barometers Used in the Accumulation of Money). В этой книге, самой ранней из изданных им (после нее последовало еще 50) по поводу взаимосвязей меж­ду фондовыми рынками и экономическими тенденциями, он го­ворил:

На самом деле, если бы не было простора для манипуляции и все эти рыночные трейдеры были бы согласны нести расходы, свя­занные со сбором данных для анализа фундаментального состо­яния экономики, специалисты могли бы полагаться только на сам фондовый рынок, как на барометр.

Гипотеза Бэбсона не имела в виду микроэкономику. Он не ожи­дал от цены какой-либо отдельной акции эффективных прогно­зов о компании. Но если собрать все ценные бумаги вместе, то весь фондовый рынок должен прогнозировать экономику в це­лом. Макроэкономический барометр должен будет работать, ес­ли только несколько рыночных трейдеров не начнут удачно им манипулировать.

Через двенадцать лет после первой книги Бэбсона главный редактор Wall Street Journal Вильям Питер Гамильтон в 1922 году опубликовал книгу с родственным названием "Барометр Фондо­вого Рынка "(Stock Market Barometer). Гамильтон был отчасти вдох­новлен теорией Бэбсона (но в основном Чарльза Доу). Он описал классический пример способности рынка не принимать в расчет экономику. Это было после паники 1907 года, когда он работал главным редактором в приемном отделе, который в 1908—1909 го­дах оказался наводнен жалобами, касающимися биржевой торго­вли на Уолл-стрит. Причиной был поднимающийся бычий ры­нок в тот момент, когда дела в экономике страны шли очень пло­хо. Среди самых безобидных обвинений было такое: "Уолл-стрит играл на скрипке, в то время как горел Рим".


32         Психология финансов

Тем не менее в этот период Гамильтон придерживался мне­ния, что рынок просто-напросто принимает в расчет неминуе­мый экономический подъем. И этот подъем действительно про­изошел. Что действительно рынок предвосхитил, так это эконо­мическое возрождение в последующие годы. Поэтому Гамильтон соглашался с Бэбсоном в том, что рынок ведет себя, как барометр экономики, но не разделял взгляды Бэбсона относительно спо­собности крупных биржевиков манипулировать рынком. По мне­нию Гамильтона, они могут кратковременно влиять на рынок и то только на отдельные акции, но они не могут контролировать боль­шие движения, следовательно, рынок на самом деле "уникаль­ный барометр".

испытание барометра

Никто не мог даже и мечтать об испытании барометра лучшим образом, чем во время биржевого краха в 1929 году. За два года до этого краха консультационное агентство Бэбсона начало реко­мендовать инвесторам продавать свои акции. Но рынок продол­жал подниматься, и Бэбсон выглядел смешным в глазах многих людей. Это впечатление усугублялось тем, что он фактически единственный имел такой пессимистичный взгляд. Почти все эксперты, начиная с экономистов и заканчивая инвестиционны­ми консультантами, были чрезвычайно оптимистичными, реко­мендуя больше покупать акции, а не продавать их.

Одним из тех, к кому прислушивался рынок, был профессор Луоренс из Принстонского университета, утверждавший в 1929 го­ду, что не видит причин считать рынок акций переоцененным. Второй эксперт, профессор Ирвинг Фишер, заявлял, что акции, похоже, достигнут еще более высоких значений в долгосрочном периоде времени. Но самый ошеломляющий пример подобного оптимизма — это публикация бюллетеня новостей по оценке перспектив экономики. Таким прогнозированием занималась на протяжении многих лет группа ведущих экономистов Гарварда: Гарвардское Экономическое Общество (Harvard Economic Society). Этот официальный орган предсказывал на период от начала кра­ха 1929 года до осени 1932 года, что экономика будет идти вперед,


Первое правило: рынок — впереди         33

в то время как кризис углублялся. После трех лет постоянно ошибочных предсказаний это общество, в конце концов, пре­кратило свое существование.

Президент страны Гувер, президенты ведущих банков, глава Нью-Йоркской Фондовой биржи, как и большинство известных финансовых периодических изданий, также демонстрировали свой оптимизм и в момент краха, и во время длинного пути к Ве­ликой Депрессии.

Но Бэбсон не отступал. 5 сентября 1929 года, когда рынок толь­ко приближался к своему "максимуму всех времен", он делал док­лад на Ежегодной Национальной Конференции Бизнеса и не толь­ко повторил свой основной совет продать все акции, но и прогно­зировал падение индексов на 60—80 пунктов. Бэбсон также пред­сказал последующую за этим депрессию, во время которой закро­ют заводы, а людей будут выгонять на улицу. Эта речь отметила на­чало биржевого краха, возвестившего о наступлении глубокой де­прессии, длившейся большую часть последующего десятилетия. Барометр Бэбсона выдержал свое самое трудное испытание.

отрицательная производная первой степени

В 1939 году Жозеф Шумпетер в своей книге "Бизнес-Циклы" (Business Cycles) дал свое объяснение опережающей реакции фондового рынка. Шумпетер обнаружил, что основные при­чины в том, что этот рынок нельзя заподозрить в наличии эф­фекта "трения", чего не скажешь о промышленном секторе. В тот момент, когда после депрессии начали проясняться пер­спективы, многие компании оказались настолько ослаблен­ными после периода тяжелых времен, что, несмотря ни на что, разорились. Это задержало индустриальное развитие из-за влияния "трения". Но на рынке подобной задержки не на­блюдалось.

Следовательно, естественно ожидать, что восходящие движения на фондовой бирже, в основном и в отсутствие неблагоприятных внешних факторов, будут устанавливаться и набирать силы быст­рее, чем такие же движения в бизнесе.


34         Психология финансов

По этой причине медвежий рынок на фондовой бирже закончит­ся раньше, чем соответствующий упадок в экономике. Шумпе-тер также полагал, что фондовый рынок реагирует намного бы­стрее, чем экономика, лежащая в его основе, во время пиков при восходящих колебаниях:

В то время как основной бизнес не только может, но часто и ус­покаивается во время спада достаточно упорядоченно, трудно се­бе представить, что то же самое возможно с фондовой биржей. Спад означает сокращение прибыли и во многих случаях нали­чие более или менее серьезных проблем. Это дает свободу для на­падения медведей. Но даже если ничего такого не происходит или не ожидается, одного только факта, что нет причины ожи­дать восходящего движения, за исключением определенных слу­чаев, будет достаточно, чтобы спекулянты потеряли интерес к своим операциям.

Этот аргумент основывается на предпосылке, что инвесторы в действительности имеют определенное представление о буду­щем экономики. Тот факт, например, что цены акций не прини­мают в расчет будущее развитие экономики, объясняется пред­чувствием инвестора относительно того, что может произойти в будущем. Если человек чувствует, что в его бизнесе данный вспо­могательный предмет будет иметь меньший спрос, он продаст свои акции компании, производящей эти предметы, возможно, даже в тот момент, когда управление этой компании не подозре­вает о наличии коммерческой опасности. Если же инвестор об­наружит, что сроки поставки субпоставщика рассматриваемой им компании удлиняются, он может сделать вывод, что книга за­казов переполнена и он купит акции этой компании.

Такое стремительное проникновение рынка в бизнес объяс­няется неспособностью самого рынка к быстрой реакции. Но еще более важен, как сказал об этом Шумпетер, тот факт, что как только инвестор перестает видеть какие-либо основания для покупки, он начинает продавать. Или, другими словами, рыноч­ная цена — это не прямое отражение основных ожиданий. Она, скорее, отрицательная производная первой степени от основных ожиданий. Это ситуация, когда основной климат экономики ос-


Первое правило: рынок — впереди         35

тается хорошим, но недостаток дополнительных хороших ново­стей приводит к продаже акций. Хотя это звучит и разумно, вре­менами рынок может иметь противоположное основному на­строю экономики мнение.

дальнейшие исследования

В 1981 году Американский Экономический журнал (The American Economic Review) опубликовал статью Юджина Ф. Фамы, всесто­ронне исследовавшего взаимосвязи между доходом от владения акцией, экономической деятельностью, инфляцией и денежны­ми запасами. Это исследование основано на эмпирическом ма­териале по США за период, начиная с 1953 года. Фам заключил: "Акция возвращает инициативу всем действенным переменным, что означает способность рынка к целесообразным прогнозам реального сектора". Это исследование привело его к следующе­му замечанию, касающемуся отношения фондового рынка к ин­формации:

Факты предполагают наличие "рациональных ожиданий" или "эффективных рынков", при которых фондовый рынок занима­ется процессом капиталовложений и использует самую раннюю информацию, относящуюся к этому процессу с целью прогнози­рования его эволюции.

Другими словами: фондовый рынок опережает экономику — не очень сильно, но больше, чем хотят большинство квалифи­цированных экономистов. Это предположение называется "ги­потезой об эффективности рынка". (Поразительно, что боль­шинство инвесторов имеют другое мнение по этому поводу. Оп­рос 500 американских инвесторов в акции после краха 1987 года показал, что 45% из них полагают, будто фондовый рынок, в ос­новном, отражает состояние экономики, 25% считают, что у рынка с экономикой очень незначительная связь, и только 17% думают, что рынок находится впереди экономики.)

Из-за того, что фондовый рынок находится впереди, само со­бой приводит к логическому заключению, что этот рынок один


36         Психология финансов

из официальных ведущих индикаторов для многих националь­ных экономик. Анализы Национального Бюро Экономического Исследования в Кембридже и Массачусетсе доказали, что рынок самый лучший из 12 ведущих периодически обновляемых инди­каторов американской экономики.

Бонды лучше

Мы можем теперь передвинуться еще на один шаг: облигации могут быть даже лучшими инструментами, обеспечивающими прогноз экономики. 28 сентября 1982 года Wall Street Journal опубликовал статью о способности рынка бондов предвосхищать события, происходящие в экономике. Вывод был следующий:

Значение бондов, отражающих среднее значение цены 10 бондов с самой высокой ставкой, выпущенных государственными ком­мунальными предприятиями, и 10 ценных бумаг промышленных компаний, согласованно достигших своего пика или минимума, в зависимости от события, несколькими месяцами раньше, чем, например, индекс ведущего индикатора Коммерческого Депар­тамента, сходным образом сигнализирует о наступлении основ­ного поворотного момента в экономическом цикле.

В этом также ничего нового нет. В своей книге "Экономические Барометры, используемые для накопления денег", (1910), Бэбсон применял 12 лидирующих индикаторов, включая процентную ставку денежного рынка, про которую писал: "Деньги — основа всей торговли, поэтому они, возможно, самый чувствительный из всех барометров". Поскольку процентные ставки облигаци­онного и денежного рынков эффективные показатели, удиви­тельно, что Национальное Бюро Экономического Исследова­ния не использует их сегодня в качестве лидирующих индика­торов. Причина этого в том, что растущие процентные ставки совершенно правильно считаются "запаздывающими индика­торами".

Они функционируют лучше, чем какой-либо из других пяти запаздывающих индикаторов. Поэтому, если вы исследуете де­нежный курс в обратном порядке (это возможно наблюдением за


Первое правило: рынок — впереди         37

краткосрочными бондами, растущими по мере падения кратко­срочной процентной ставки), вы увидите, что они работают как прекрасные лидирующие индикаторы (Мур, 1969).

Способность финансовых рынков предсказывать развороты в экономике не является чем-то особенным для США. В 1984 году Бруно Солник опубликовал свое исследование в Журнале Финан­совых Аналитиков (Financial Analysts Journal), подтверждавшее взаимосвязь фондовых рынков в девяти разных странах на про­тяжении периода с 1971 по 1982 годы. Он писал: "Согласно одно­му из объяснений наблюдаемой отрицательной взаимосвязи ме­жду доходностью акций, обращающихся на рынке Соединенных Штатов, и инфляцией, падение в ценах акций сигнализирует о снижении экономической активности... Доказательства, получа­емые из девяти основных фондовых рынков во всем мире, похо­же, подтверждают эту теорию". На основе этих и многих других исследований стало ясно, что фондовые рынки можно использо­вать в качестве лидирующих экономических индикаторов с обычным опережением действительных разворотов трендов на 6—9 месяцев и процентных ставок на 8—25 месяцев, сначала возникающих на финансовых рынках, а затем уже в экономике. Это не означает, что рынок всегда прав. Но это означает, что он (рынок), вероятно, более прав, нежели какой-либо один из ма­кроэкономических индикаторов, на данный момент известный науке.


Глава 4

Второе правило: рынок иррационален

Мы обнаружили, что все общество сосредоточило свои мысли на одном объекте и сходит с ума в его поисках: в одночасье миллио­ны людей оказались под влиянием одной-единственной иллю­зии и бежали за ней, пока их внимание не захватила какая-то но­вая причуда, оказавшаяся пленительней прежней.

Чарльз Маккей

Мы увидели, что основные рыночные модели (фигуры) находятся впереди экономики. Однако, как это хорошо продемонстрирова­ли игры и веселье 1929 года, иногда в барометре находится вода.

небольшой эксперемент

Небольшой эксперимент проиллюстрирует одну из причин, по­чему рынки могут так быстро терять связь с действительностью. Для такого эксперимента выберите иностранный валютный ры­нок и день в европейской торговле, в который отчетливо видно, что европейцы не намереваются очень сильно сдвигать цены. Проведите все утро в изучении финансовых новостей за послед­ние 24 часа. Затем попытайтесь догадаться, что будут делать аме­риканцы, когда у них начнутся торги в 4—5 часов вечера по Ев-


Второе правило: рынок иррационален         39

ропе. Будут ли они покупать win продавать доллары? Продумай­те все доводы при подъемах и падениях, а затем решите идти в "длинную" или "короткую" позицию, скажем, на доллар против евро, когда откроются биржи США. Давайте представим, что большинство доводов говорит нам, что они (американцы) будут продавать и вы выбираете позицию шорт.

Сразу после обеда вы открываете такую большую короткую позицию на доллар, что чуть большее, чем умеренное движение не в том направлении, может создать довольно серьезные проб­лемы. Это означает, что вы себя связали. Теперь садитесь и на­пряженно смотрите на монитор, ежесекундно наблюдая за дол­ларом (он фактически изменяется каждую минуту). Сочетание слишком незащищенной позиции и напряженного наблюдения подготовит вас к иррациональному поведению, что продемонст­рирует этот специально подстроенный эксперимент.

Когда американцы начнут работу в 4—5 часов вечера по лон­донскому времени, появится первая беспорядочная турбулент­ность. Затем вы переживете нечто странное: как только начнет­ся первое незначительное движение, оно прольет новый свет на логическое обоснование, над которым вы работали, и этот все заливающий свет осветит аргументы в пользу движения. Если доллар упадет, как и предполагалось, ваша победа будет превос­ходной. "Я знал это, — подумаете вы, удивляясь, что до этого в чем-то вообще сомневались, — все аргументы в пользу покупки были просто неразумны". Если доллар вместо этого начнет рас­ти, внезапно все аргументы за покупку приобретут вес. "Ну и ду­рак же я, конечно же, он идет вверх". Возникнет сильное жела­ние развернуть незащищенные позиции, хотя все знают, что первые небольшие движения на рынке, подобные этому, не имеют никакого значения.

Что вы обнаружите, так это то, что настроение следует за ценой. Если цена растет, у вас возникает такое чувство, что вам следует продолжать идти вверх. Если цена падает, люди полагают, что ей следует так и продолжать. Это касается и профессионалов, и люби­телей. Единственная разница в том, что опыт учит профессионалов сдерживать свой пыл. Но иногда особое настроение переходит от


40         Психология финансов

маленькой группы инвесторов ко все большему числу людей, пре­вращаясь в массовое движение и, в конце концов, в массовую ис­терию. Этот феномен обнажает слабость человеческого ума хоть и неприятным, но очень действенным образом. История знает мно­го подобных примеров. Первый в мире крах спекулятивной фон­довой биржи имел место во Франции в 1557 году, когда Габсбурская Империя перестала выплачивать проценты и взносы по правитель­ственным облигациям, выпущенным в большом избытке в преды­дущие годы. С тех пор в каждом веке происходили крупные спеку­лятивные движения на фондовых биржах, все заканчившиеся не­минуемым крахом (см. приложение 4). Самые поучительные из них: в Голландии в 1636 году, пузырь "Южного Моря" в Англии в 1711—20 гг. и, конечно, биржевой крах 1929 года.

крах в голландии в 1636 году

История краха в Голландии 1636 года, насчитывающая вот уже 360 лет, для нас прекрасный пример неразумности инвесторов. Фантастическая причина этого краха (одного из самых больших во всей истории фондового рынка) в том, что объектом инвести­ций были не акции, не облигации и не товары, хотя эта истерия и ускорила подъем благосостояния, но вслед за этим на всю на­цию обрушилась волна банкротств, и наступила депрессия. Это были луковицы тюльпанов.

Первое сообщения о тюльпанах в Европе относится к 1559 го­ду, когда коллекционер экзотических растений советник Герварт получил посылку с луковицами тюльпанов от своего друга из Константинополя, которые он посадил у себя в саду в Аугсбурге в Германии. Его тюльпаны привлекли к себе большое внимание. В последующие годы этот цветок завоевал огромную популяр­ность среди высших сословий, особенно в Германии и Голлан­дии, где стало традицией заказывать луковицы по непомерным ценам прямо из Константинополя. К 1634 году эта традиция уже стала повсеместной. Начиная с этого года богатое общество Гол­ландии стало считать неполную коллекцию тюльпанов призна­ком дурного вкуса.


Второе правило: рынок иррационален         41

Год за годом цены на луковицы тюльпанов возрастали и, в конце концов, достигли астрономических высот. Согласно пер­воисточникам, в самый разгар тюльпаномании цена по одной сделке, оплаченная за одну-единственную луковицу редкой раз­новидности тюльпанов, Semper Augustus, равнялась 4600 флори­нам, новой карете, двум лошадям серой масти и полному комп­лекту уздечек и упряжек.

Если откормленный бык в то время стоил 120 флоринов, то насколько огромной суммой считались 4600 флоринов! Одна-единственная луковица другой редкой разновидности, "Вице-король" (Viceroy), продавалась за 24 повозки, наполненные зер­ном, четыре коровы, четыре бочки пива, 1000 фунтов масла и не­сколько тонн сыра.

В 1636 году спрос на луковицы тюльпанов настолько возрос, что люди начали торговать ими на биржах в нескольких голланд­ских городках. Тюльпаны стали покупать не только зажиточные коллекционеры, но и агенты, и спекулянты. Они скупали лукови­цы при малейшем падении цены, после чего продавали и зараба­тывали на этом прибыль. С целью оживления торговли организо­вывались опционы на тюльпаны, требующие маржевой депозит, составляющий всего лишь 10—20% от полной цены. Простые лю­ди во всех экономических секторах начали продавать свои акти­вы, чтобы инвестировать в этот привлекательный рынок.

Бум голландских тюльпанов привлек внимание заграницы, и но­вый капитал начал вливаться в этот рынок, повышая цены на землю, имущество и предметы роскоши, а также на тюльпаны, достигавшие все новых и новых рекордных высот. Росли состояния, и новые группы богачей пополняли верхние слои общества. Новый зажиточ­ный класс зарабатывал деньги на спекуляциях и инвестировал их снова в луковицы тюльпанов. Пивовар из Утрехта зашел настолько далеко, что обменял свою пивоварню на три ценные луковицы.

Сомнительная радость

В сентябре и октябре зародилось классическое ноющее чувство сомнения. Как можно быть уверенным, что три луковицы тюль-


42         Психология финансов

панов действительно стоят столько, сколько стоит пивоварня? Эйфория начала сходить на нет. Кто сказал, что луковица тюль­пана вообще чего-то стоит? Рынок охватила паника, и цены на­чали стремительно падать вниз.

Многим из новых богачей пришлось столкнуться с тем, что состояние, которым они владеют, всего лишь луковицы тюльпа­нов, больше никому не нужные, а также действительные ссуды от брокера, по которым они не могли расплатиться. Правитель­ство старалось найти компромисс, объявив все контракты на тюльпаны, заключенные до ноября 1636 года, недействительны­ми, тогда как последующие контракты должны были быть вы­полнены на 10% от первоначальной стоимости. Но цены упали ниже этих 10%, и количество банкротств увеличивалось день ото дня. Вслед за голландской тюльпаноманией последовала депрес­сия, от которой страна излечивалась много-много лет.

пузырь красного моря

Второй поучительный пример рыночной иррациональности — спекуляция в Англии в начале XVIII века. События описывают­ся Чарльзом Маккеем в занимательной книге "Мемуары о чрез­вычайно распространенных заблуждениях и безумствах толпы" (Memoirs of Extraordinary Popular Delusions and Madness of Crowds), вышедшей в 1841 году.

Компания, получившая известность под названием "Пузырь Красного Моря" (The South Sea Bubble), начала свою деятель­ность в 1711 году, когда граф Оксфорда основал "Компанию Южного Моря", финансируемую многими торговцами того вре­мени (полное название компании "Управляющий и компания торговцев Великобритании по южным морям и другим частям Америки с целью содействия рыболовству"'). Компания приоб­рела почти 10 миллионов фунтов государственного долга против гарантированной ежегодной ренты в 6% и монополию на всю торговлю с Латинской Америкой.

1 The Governor and Company of the Merchants of Great Britain to the South Seas and other parts of America for the encouragement of the Fishing.


Второе правило: рынок иррационален         43

Спустя короткий промежуток времени стали распространяться слухи о неслыханных прибылях компании от торговли в Латин­ской Америке, где английские товары могли быть обменены на зо­лото и серебро с "неисчерпаемых" приисков Перу и Мексики. На самом же деле испанские колониальные власти позволяли за­ходить только одному английскому кораблю в год, получая за это одну четвертую часть от всей прибыли и 5% с оборота. На фондо­вой бирже акции "Южного Моря" вели тихое существование, це­на двигалась в пределах только двух или трех пунктов в месяц.

В 1717 году король Англии предложил повторную "привати­зацию" государственного долга. Два крупных финансовых уч­реждения страны, Банк Англии и "Компания Южного Моря", представили каждый свой проект, и после горячих парламент­ских дебатов "Южному Морю" позволили приобрести еще од­но долговое обязательство с процентной ставкой в 5% в год.

Но в 1719 году во Франции произошло событие, имевшее огромное значение для английской компании. Выдающийся че­ловек по имени Джон Лоу основал компанию в Париже "Compagnie d'Occident" для торговли и участия в колонизации американского штата Миссисипи. Огромная волна торговли ак­циями этой компании подняла цены на них с 466 франков 9 ав­густа до 1705 франков 2 декабря 1719 года. Покупателями были как французы, так и иностранцы. Это и стало причиной того, что британский посол попросил правительство Его Английского Ве­личества сделать что-нибудь, чтобы остановить отток англий­ского капитала в "Пузырь Миссисипи". Пузырь лопнул 2 декаб­ря 1719 года. После последующего за этим крахом капитал пере­бирался обратно из Франции в Англию, находясь в вечных поис­ках новых инвестиционных возможностей.

Это давало интересные возможности основным акционерам британской "Компании Южного Моря", которые предложили принять на себя весь долг английского государства. 22 января 1720 года Палата Общин назначила совет для рассмотрения это­го предложения. Несмотря на многочисленные предупреждения, 2 февраля примается решение представить парламенту проект. Инвесторы радовались этой перспективе дальнейшей капитали-


44         Психология финансов

зации компании. Через несколько дней цена акции выросла до 176 фунтов стерлингов, поддерживаемая притоком средств из Франции. Во время дальнейшего рассмотрения проекта начали появляться новые слухи о невероятных прибылях, которые яко­бы можно было заработать, и акции выросли в цене до 317 фун­тов стерлингов. В последнем акте 7 апреля 1720 года волна полу­ченной прибыли (то есть продажи) придавила цены обратно к 307 фунтам и к 278 фунтам уже на следующий день.

Даже при таких ценах первоначальные основатели компании и директора могли снять прибыль от роста капитала, которая бы­ла просто неисчисляемой по стандартам того времени и реализу­емой из фактически недействующей компании. Это возбуждало их аппетит все больше и больше. 12 апреля стали ходить новые позитивные слухи, и прошла подписка на свежие акции на 1 миллион фунтов при цене 300 фунтов за акцию. Подписка на акции превысила вдвое первоначально заявленный объем, и еще спустя несколько дней они торговались уже по 340 фунтов. Ком­пания затем объявила, что будут выплачиваться 10% дивиденды по всем новым и старым акциям. После этого была предложена новая подписка на 1 миллион фунтов по цене 400 фунтов. Она также была превышена. Компания все еще оставалась почти без­действующей.

Еще пузыри

Все это многих вдохновило на предпринимательскую деятель­ность, и в 1717—20 годы на фондовом рынке возник новый фе­номен: появлялось все больше и больше предложений по акциям в новых "слепых ценных бумагах". Эти компании, подобно Compagnie d'Occident и "Компании Южного Моря", ничего не продавали, кроме планов, идей и ожиданий. Они были совер­шенно бездействующими на дату подписки, управлялись нович­ками в области менеджмента. Акции скупались с большим энту­зиазмом и быстро росли в цене. Спекуляция акциями была не больше чем игрой богачей, — все и вся, здесь и там, мужчины и женщины принимали в ней участие. Эти компании быстро полу-


Второе правило: рынок иррационален         45

чили название "пузырей", благодаря своим основателям, часто продающим свои собственные акции и получающим прибыль буквально через несколько дней или недель после нового выпус­ка, оставляя других инвесторов один на один с бездействующей компанией и взвинченными ценами на ее бумаги.

11 июня 1720 года король объявил некоторые из этих компа­ний "источниками опасности для всех окружающих", а торгов­лю их акциями запрещенной, определив за нарушение этого штраф. Список из 104 запрещенных компаний включал в себя следующие воображаемые виды деятельности:

    Улучшение искусства делать мыло

    Извлечение серебра из свинца

    Покупка и снаряжение кораблей с целью подавления пиратов

    Превращение ртути в ковкий рафинированный металл

Несмотря на все старания правительства, каждый день появля­лись все новые и новые пузыри, а спекулятивная лихорадка все больше усугублялась. Первый и самый большой пузырь акции — "Компании Южного Моря" — 28 мая 1720 года торговалась по цене 550 фунтов (рис. 2). В июне цена этого сильно впечатляюще­го уровня перевалила за 700 фунтов. В этот период ценовые дви­жения были предельно невротичными, с огромными периодиче­скими движениями. За один-единственный день, 3 июня, цена упала в первой половине дня до 650 фунтов, чтобы в полдень сно­ва подняться до 750 фунтов. Многие крупные инвесторы исполь­зовали высокий летний уровень, чтобы реализовать прибыль, ко­торая заново инвестировалась во что-нибудь, начиная с земли и товаров и заканчивая недвижимостью и другими акциями. Одна­ко другие продолжали покупать акции "Компании Южного Мо­ря", среди них был физик Исаак Ньютон. Во время ранних подъ­емов цены он продал все свои акции "Компании Южного Моря", сняв при этом прибыль в 7000 фунтов. В середине лета он их ку­пил снова, и эта сделка потом стоила ему 20 000 фунтов.

В начале июня акции "Южного Моря" снова выросли, и в те­чение короткого магического периода торговались по 1050 фун-


46


Психология финансов


Рисунок 2 "Компания Южного Моря" 1719 — 1720 гг. В 1720 году "Ком­пания Южного Моря" имела самые дорогие ценные бумаги на англий­ской бирже, но на протяжении 140 лет своего существования она нико­гда не выполняла свои первоначальные цели: рыболовство и торговля. Прямая линия под пиком цены акции называется "вырезом" в конфи­гурации "голова и плечи". Стрелки отмечают день, в который парла­мент утвердил закон о принятии компанией государственного долга.

тов. Только очень немногие были осведомлены, что время для инвесторов заканчивалось. В числе тех, кто это знал, были пер­вые основатели компании и ее совет директоров. Они воспользо­вались высоким летним уровнем цен, чтобы избавится от своих собственных акций. В начале августа в массы начали просачи-


Второе правило: рынок иррационален         47

ваться зловещие факты, и цены акций начали медленно и устой­чиво падать.

31 августа правление компании объявило, что годовой дивиденд в 50% будет оплачиваться в течение последующих 12 лет. Это пол­ностью истощило бы компанию, и подобная новость не останови­ла возрастающее беспокойство инвесторов. 1 сентября акции про­должали падать и, когда цена через два дня достигла 725 фунтов, на­ступила паника. За оставшуюся часть месяца акции достигли мини­мальный уровень цен и, когда 24 сентября банк компании объяви­ли банкротом, скорость падения возросла еще больше. В последний день месяца акции можно было купить по цене 150 фунтов за шту­ку. Только за три месяца их цена упала на 85 процентов.

В преддверии гибели "Компании Южного Моря" банки и брокеры оказались в осаде. Многие сильно превысили величину займов по портфелям, состоящим из акций "Компании Южного Моря", и по всему финансовому миру прокатилась волна бан­кротств. Компания была окончательно распущена в 1855 году, а ее акции превращены в облигации. За 140 лет своего существо­вания компании никогда не удавалось вести торговлю в южных морях в каком-либо масштабе, заслуживающем внимания.

биржевой крах 1929 года

Биржевой крах 1929-го года стал следствием одной из крупней­ших в истории сумасшедших спекуляций. Несколько лет, пред­варяющих 1924-й год, американский Индекс Доу-Джонса, оце­нивающий акции промышленных компаний, колебался в преде­лах относительно узкого ценового интервала с сильным давлени­ем со стороны продавцов при каждом достижении уровня 110. В конце 1924-го года акции прорвали этот уровень, продемонст­рировав огромный подъем до 150 в 1925 году. Подъем фондового индекса предупреждал о нескольких хороших годах в будущем. С 1921 года, когда фондовый рынок был очень подавлен, и по 1928 год объем промышленного производства вырос на 4% в год, а с 1928 по 1929 год он вырос на 15%. Инфляция была низкой, и новые отрасли промышленности быстро прогресировали.


48         Психология финансов

Увеличивающийся оптимизм в сочетании с легким доступом к дешевым деньгам стимулировал инвесторов. После временно­го разворота в 1926 году почти ни один месяц не проходил без подъема акций и появления новых богатых инвесторов. Это все больше и больше приводило к увеличению брокерских денеж­ных ссуд, предназначенных инвестировать больше, чем имеешь. Инвестиционные трасты увеличивались в своем числе, так как инвестиции в акции становились все более популярными. Число компаний, которых до 1921 года насчитывалось всего 40, увели­чилось до 160 к началу 1927 года и до 300 к концу этого же года. Начиная с 1927 года и до осени 1929 года сумма баланса инвести­ционных трастов увеличилась более чем в десять раз, и самоуве­ренность этих компаний стала почти беспредельной.

Самой известной среди них была компания Goldman, Sachs & Company, основавшая Goldman Sachs Trading Corporation (GSTC) в 1928 году. Trading Corporation мгновенно выпустила акции на 100 миллионов долларов, продав их по номиналу компании-уч­редителю. Компания-учредитель перепродала акции публике по 104, удержав прибыль в 4 миллиона долларов. 7 февраля 1929 го­да эти акции торговались по 222.5. Среди покупателей была и са­ма GSTC, 14 марта она приобрела своих собственных акций на 57 миллионов долларов, что, естественно, поддержало цену. Ин­весторы и не подозревали, что от них что-то утаили.

Паника охватывает всех

Крах наступил не сразу. Но когда Бэбсон предсказывал падение на 60—80 пунктов в своей знаменитой речи 5 сентября 1929 года, рынок в первый раз отреагировал на предупреждения. Промыш­ленный Индекс Доу-Джонса упал на 10 пунктов в тот же день, и вскоре Бэбсон упомянул о приближении "резкого падения цен". Спустя несколько дней покупатели снова вернулись в ры­нок, поддерживаемые положительными заключениями профес­сора Ирвинга Фишера из Йельского университета: "Даже в на­стоящий момент при высоком рынке цены еще не обрели своей истинной стоимости". Многие газеты также опубликовали поло-


Второе правило: рынок иррационален         49

жительные комментарии по поводу фондового рынка для смяг­чения незначительного кризиса. Биржевой журнал Barron 's за­шел настолько далеко, что подшутил над Бэбсоном в своей пере­довой статье 9 сентября, назвав его "провидцем из Веллеслей Хиллз". Никто не сомневался, кого обвинять в кризисе: Бэбсона.

Однако цены уже не достигали предыдущих пиков, и в конце сентября произошло еще одно сильное падение, на этот раз опу­стившее цены до соответствующих пиков предыдущего лета. Рынок встрепенулся еще раз, но уже не смог достичь своего пре­дыдущего максимума и стал торговаться намного ниже, чем до падения. 15 октября Чарльз Митчелл, директор Национального Городского Банка, заявил, что здоровье фондовых рынков по всей стране хорошее. Митчелла сразу же поддержал профессор Фишер, сделавший следующее заявление: "Я ожидаю увидеть фондовый рынок намного выше, чем сегодня, в течение не­скольких месяцев".

Однако 21 октября 1929 года подписчики Barren's могли про­честь статью чартиста Вильяма Питера Гамильтона, в которой он предупреждал об угрожающем поведении индекса. Индексы про­рывались сквозь свои зоны накопления. Согласно Гамильтону, ожидалось поступление "сильного медвежьего сигнала" от про­мышленного индекса, который мог проникнуть ниже 325.7, а же­лезнодорожный индекс — ниже 168.26. В тот же самый день про­мышленный индекс прорвался через критический уровень. Через два дня вслед за ним последовал железнодорожный индекс. Рынок стремительно падал с третьим в истории высоким показателем тор­говли, составлявшим более 6 миллионов акций, — крах начался.

Потрясенный — но не опрокинутый

24 октября торговля достигла 12 миллионов акций. Люди соби­рались на улицах, и паника была очевидной. Ситуация явно вы­ходила из-под контроля. Поэтому президент Гувер сделал следу­ющее заявление: "Фундаментальная экономика страны — про­изводство и распределение товаров — находится на прочной и благоприятной основе".


50         Психология финансов

Заявление Гувера имело такой же обнадеживающий эффект, какой могло бы произвести объявление пилота, что двигатель не охвачен пожаром. Паника росла, и в последующие несколько дней цены продолжали падать в, казалось, бездонную воздуш­ную яму. Кульминация наступила 29 октября, когда на волне вы­нужденных продаж 16 миллионов акций были реализованы по любой ходовой цене. История рассказывает о посыльном на бир­же, который умудрился предложить один доллар за акцию для лота при отсутствии покупателя — и получил, чего хотел. Цены не стабилизировались до тех пор, пока 13 ноября индекс не дос­тиг 224, как показано на рисунке 3. Инвесторы, рискнувшие и купившие акции, потому что они подешевели, совершили ог­ромную ошибку. Рузвельт пытался залечить кризис своей так на­зываемой политикой "новых сделок", что усугубило падение цен и привело к широкомасштабной депрессии. В 1930 году цены снова начали падать, продолжая двигаться вплоть до своего ос­нования 58, которое было достигнуто 8 июля 1932 года. Про­мышленные акции потеряли 85% от своей первоначальной ры­ночной стоимости, в то время как инвестиционные сертификаты Goldman Sachs' можно было приобрести по цене чуть меньше двух долларов.

Но каков же Вывод?

Очевидный вывод из этих историй в том, что рынком время от времени полностью властвуют иррациональные эмоции — наде­жда, жадность и страх. Но, если психология может отчасти объ­яснить, почему люди ведут себя так или иначе, она не отвечает на вопрос, почему они все реагируют в одно и то же время. Чтобы объяснить этот коллективный феномен, нам следует прокон­сультироваться с тем, кто компетентен в анализе сложных дви­жений, — с математиком.

Представьте, у нас есть друг — математик и мы рассказали ему свои истории и показали свои графики. Он, возможно, пораз­мыслит немного над этими историями, внимательно изучит гра­фики, затем посмотрит на нас и спросит:


Второе правило: рынок иррационален         51


52         Психология финансов

"Цены внезапно обвалились, и это при том, что никаких особен­ных новостей не было, чтобы хоть как-то объяснить происходя­щее, я правильно понял?"

"Да, правильно. Все начиналось медленно, затем внезапно наби­рало ход и переходило в совершенную истерию". "И сколько раз вы наблюдали такие явления?" "В конечном счете, насчитывается приблизительно от 40 до 50 кра­хов за последние 500 лет. Но это основные крахи, напоминаю тебе. Не считая этих крахов, случались и небольшие. Небольших крахов насчитывается тысячи. На самом деле, они часть нашей жизни".

Тогда наш друг-математик кивнет и еще раз проверит графики. Через некоторое время он сдвинет очки к кончику своего носа и посмотрит прямо нам в глаза и скажет:

"Обстановку, в которой ты работаешь, математики назвали бы динамической системой. Я надеюсь, ты знаешь о такой?"

Мы бы ответили:

"...да, я знаком с таким выражением".

"И я предполагаю, что мы можем согласиться с тем, что твоя ди­намическая система должна иметь врожденную тенденцию к си­стематической неустойчивости, поскольку ведет себя так, как ты мне только что рассказал?" "Похоже, можно сделать такой вывод, да". "Ну тогда есть только одно реальное объяснение: на твоем рын­ке ты имеешь некоторые ужасающе сильные положительные контуры с обратной связью. И они, возможно, сочетаются с ка­ким-то видом фрактального поведения".

"Фрактальное поведение и контуры с обратной связью? Что кон­кретно под этим подразумевается?"

Тогда друг пододвинет графики в нашу сторону, тыкнет в них и скажет:

"Имеется в виду, что ты, вероятно, можешь давать краткосроч­ные прогнозы этих рынков, если понимаешь их динамику. Но это также означает, что невозможно прогнозировать их долгосрочное поведение".

"Ну, как раз это-то мы и наблюдали. Но существует какое-либо математическое выражение для описания такого поведения?" "Конечно же, существует. В математическом мире мы назвали бы это хаосом..."


Глава 5

Третье правило: царство хаоса

...существует поразительное концептуальное изменение в осоз­нании того, что даже без потрясений, контролируемых своей ло­кальной рациональной логикой, развитие социальной системы может быть абсолютно непредсказуемым и что малейшее изме­нение в политике может стать причиной другого типа поведения.

Mosekilde, Larsen & Sterman

Это была темная и штормовая ночь. Грозовые тучи разрастались, сильные ливни сменялись мощными порывами ветра. Дождь лил стремительным потоком, на земле образовались струящиеся ру­чейки воды. На рассвете бледные лучи нового дня пробирались сквозь холодный воздух, и вода начала просачиваться в почву и испаряться.

Компьютерная метеорологическая модель Эдварда Лоренца стала предметом повышенного внимания. После завершения ра­боты над ней в 1960 году он проводил много времени в своей ла­боратории в Массачусетском Технологическом институте, иссле­дуя климатические модели. Принцип модели Лоренца на самом деле был очень прост: основываясь на вводимых снимках погод­ной картины, компьютер мог дать прогноз на небольшой период времени. Данные этого расчета становились основой для после­дующих вычислений и так далее.


54         Психология финансов

Компьютерная цепь вычислений могла воспроизводить 24 ча­са в минуту, после чего экран компьютера Лоренца становился сценой для драмы будущих событий: высокое давление, сменяю­щееся низким давлением, ураганы, вслед за которыми дул неж­ный ветерок, темные и штормовые ночи, после которых наступа­ют ленивые летние дни.

Модель Лоренца была больше, чем просто будоражащей. У нее был огромный потенциал. Что если однажды станет возможным предсказывать погоду на несколько месяцев вперед?

Однако в тот зимний день 1961 года Лоренц сделал очень не­обычное и странное открытие. Он решил проверить предыдущее воспроизведение, на этот раз с более длинной последовательно­стью. Но вместо того, чтобы произвести все вычисления с начала, он попытался сократить процесс. Он ввел значения, полученные в прошлый раз, но начиная с середины цепочки. Затем он вклю­чил машину и вышел в коридор сделать себе чашечку кофе. В тот момент он совершенно не подозревал, что тем временем компь­ютерные итерации вели себя действительно очень странно.

эффект бабочки

Когда Лоренц вернулся, он очень удивился. Вычисления компь­ютера, которые должны были быть идентичны с предыдущей по­следовательностью, вообще выглядели неправильно. Они откло­нялись все больше и больше и на два месяца вперед потеряли всякое сходство с первым воспроизведением.

Сначала он приписал это ошибке компьютера, но вскоре он понял настоящую причину. Его отправные точки цепи вычисле­ний имели трехдесятичную точность. Однако компьютерные расчеты велись с шестью десятичными знаками, что доказывало их существенную значимость. Его собственная интуиция под­сказывала, что было бы разумным не придавать значения пос­ледним трем десятичным во вводимых данных, так как едва ли их могли зарегистрировать метеорологические измерительные ин­струменты: насколько важна была 1/1000 или еще меньше? Но в


Третье правило: царство хаоса         55

метеорологической компьютерной модели Лоренца эти десятич­ные дроби доказали свою огромную значимость.

Открытие Лоренца не стало чем-то особенным для метеоро­логических прогнозов. Оно указало, в основном, на математиче­ский феномен, который ученые прежде никогда не замечали. Его сразу назвали "эффектом бабочки", так как реалистические имитации показали, что сложные вычисления системы сильно зависят от начальных значений, причем настолько сильно, что взмах крыла бабочки в Бразилии мог бы стать причиной возник­новения торнадо в Техасе (Лоренц, 1979 год). Или, говоря фи­нансовым языком: маленькая старушка, продающая несколько облигаций в Брюсселе, могла бы стать причиной краха в Японии! И выяснилось, что эта зависимость касалась не только сложных моделей: эффект бабочки можно было также обнаружить и в простых нелинейных моделях, демонстрирующих неустойчи­вость (рис. 4).

детерминированный хаос

Последствия этого открытия были революционными. Пред­ставьте себе, что поверхность Земли покрыта сетью метеостан­ций с трехдесятичной точностью, находящихся только в 30 см друг от друга, посылающих свои измерения в центральный ком­пьютер каждую минуту. И предположите, что этот компьютер до­статочно большой, чтобы вместить в себя совершенно правиль­ную модель глобальных погодных моделей. Если бы даже и было так, то надежный прогноз погоды на месяц вперед сделать про­сто невозможно. Как раз вопреки своим первоначальным наме­рениям и ко всеобщему удивлению, Лоренц смог доказать, что невозможно и никогда не будет возможно давать долгосрочные прогнозы погоды.

Эффект бабочки — один из элементов системы математических феноменов, с тех пор обобщенно названных термином "детерми­нированный хаос". Этот феномен охарактеризован Чера Л. Сайер-сом следующим образом (1989): "Процесс характеризуется детер­минированным хаосом, если он генерирован полностью детерми-


56         Психология финансов

нированной системой1, возникающей как результат беспорядочно функционирующих рядов в стандартных временных диапазонах". Нас окружает хаос. Представим себе дымок сигареты в тихой ком­нате. Тысячи микроскопических частиц дыма поднимаются узкой колонкой, подталкиваемые горячим воздушным потоком. Затем внезапно колонка прерывается, заменившись турбулентными, по­стоянно меняющимися завихрениями дыма. Линейный поток трансформировался в хаос. И это происходит независимо от того, где вы находитесь. Или рассмотрим игру в футбол. Ни один, даже самый проницательный эксперт не сможет предугадать, где мяч окажется всего лишь через 10 секунд.

Хаос наступает главным образом в отношениях, где присутст­вуют самопроизвольные усиливающиеся механизмы. Вообрази­те себе систему, в которой событие "А" приводит к событию "В", а событие "В" к событию "С". Если событие "С" затем воспро­изводит событие "А", тогда в этом процессе есть простая цепь положительной обратной связи.

Если мы попытаемся наметить в общих чертах взаимоотно­шения в экономике страны, как если бы это была метеорология, то вскоре столкнемся со сложными вариантами этих механиз­мов. Среди хорошо известных примеров есть так называемые эффекты мультипликации и акселерации, тезаврирование, само­произвольное усиление ожиданий роста ("держаться наравне с Джонесесом"), увеличение потребностей в капитале из-за сме­щений во взаимоотношениях труда и капитала и т. д., — все вме­сте эти многочисленные цепочки обратных связей могут озна­чать, что системы имеют не просто равновесие, а сами себя рас­качивают или демонстрируют иные сложные движения. Каждая

'Детерминированная система (deterministic system) — система, выходы которой (результаты действия, конечные состояния и т.п.) однозначно определяются оказанными на нее управляющими воздействиями. Такие системы, по классификации Ст. Вира, могут быть простыми (например, оконная задвижка) и сложными (например, цифровая электронная вы­числительная машина). Детерминированная система противопос­тавляется вероятностной системе, выходы которой лишь случайным об­разом, а не однозначно зависят от входов. — Прим. научн. ред.


Третье правило: царство хаоса


57


Рисунок 4 Эффект бабочки. График показывает математическое модели­рование 11 объектов, скользящих вниз с неравномерными наклонами пи­ков и впадин, расположенных в синусоидальной модели. Длина наклона 100 метров. При моделировании объекты стартуют с одинаковым рас­пределением точек, отдаленных друг от друга по горизонтали на 5 мм. Приблизительно через 30 метров их распределение уже в 20 метрах друг от друга. Интересный момент: график напоминает сигаретный дым, ес­ли его перевернуть наоборот. (Источник: Эдвард Н. Лоренц, Центр Ме­теорологии и Физической Океанографии, Кембридж, Массачусетс.)

из этих положительно воздействующих цепей обратных связей может вносить свой вклад в самопроизвольно усиливающую природу экономического феномена, пока окончательно не будет заторможена другими механизмами. Чтобы правильно описать эти системы, необходимо применить нелинейную математику.


58         Психология финансов

непредсказуемость, это как эндогенное Свойство

Тем не менее экономическое моделирование традиционно стро­ится на линейных моделях, основанных на функции равновесия. Эти модели показывают, как все элементы экономики непре­рывно адаптируются ко всем другим элементам, но без каких-либо корректных оговорок, сделанных одновременно для мно­гих положительных обратных связей. Когда контуры обратной связи объединяются, в основном, это бывают отрицательные, дестабилизирующие цепочки, то есть это вовсе не ведущие к ус­тойчивости положительные контуры. Эти модели на практике функционируют очень вяло, что традиционно объясняется "сто­хастическими внешними беспокойствами", а также отсутствием точности в деталях модели.

По этой причине результаты первых нелинейных компьютер­ных моделирований стали сильным шоком для всего академиче­ского мира. Внезапно все осознали, что линейные модели не только несовершенные, но и могут быть абсолютно неверными.

Но самое важное заключалось в том, что даже теоретически правильные нелинейные модели могли привести к полной не­предсказуемости, хотя они были детерминированными и стру­ктурированными по своему характеру. Это означает, что систе­мы нарушались стохастическими внешними неупорядоченно-стями и непредсказуемость могла быть элементом собственной эндогенной природы макроэкономических систем. Как это может проявляться, показывает, например, феномен, называемый "раздвоение".

тайна роберта Мэя

Одним из первых, описавшим раздвоения, был австралийский биолог Роберт Мэй. В начале 70-х гг. Мэй разработал математи­ческую модель развития в популяции рыб. Когда он вводил наи­меньшие значения для одной из переменных формулы — тренда репродукции рыб, — модель показывала определенную экологи­ческую точку равновесия для определенных размеров популя-


Третье правило: царство хаоса         59

ции. Если популяция с самого начала находилась за пределами этой точки равновесия, она постепенно могла вернуться к этой точке посредством "подавляющих осцилляции". Этот результат был именно таким, каким и должен быть. Однако если Мэй вво­дил наивысшие значения, то размер популяции начинал постоян­но колебаться то вверх, то вниз и никогда не мог достичь устой­чивости. Таким образом, модель при отличающихся вводных данных демонстрировала прогнозы абсолютно разного характе­ра: она демонстрировала хаос.

Он нашел, что это очень загадочное явление, и стал изучать фи­нальную модель для всех значений репродуктивного тренда. Ре­зультат оказался поразительным. При самых минимальных значе­ниях популяция рыб естественным образом приходила к вымира­нию. Если Мэй увеличивал значение репродуктивного тренда до определенного уровня, популяция могла выжить, и плавная кри­вая отражала ее уровни равновесия: чем выше значение репродук­тивного тренда, тем сильнее оказывалась равновесная популяция.

Но он обнаружил, что на определенном уровне плавная кривая неожиданно раздваивалась на две части. Это означало, что попу­ляция могла колебаться между двумя различными уровнями рав­новесия. Такое явление названо "раздвоением" и полностью противоречило традиционным представлениям. После того как Мэй еще больше увеличил величину репродуктивного тренда, картина стала еще более странной: два уровня равновесия пере­шли уже в 4, затем в 8, 16, 32 и в конце концов привели к хаосу.

Явление раздвоения имеет место не только в экологических моделях. В статье 1964 года "Проблема вывода климата из основ­ного уравнения"2, в Tellus, Лоренц представил теорию существо­вания более чем одного равновесного климата для Земли. Факт состоял и состоит в том, что математические модели метеороло­гов изредка имеют возобновляющуюся тенденцию, внезапно на­чинающую колебаться от сегодняшнего климата до всемирного обледенения, — состояния, несомненно, такого же устойчивого, как и современная ситуация. Лоренц определял систему, облада­ющую более чем одним устойчивым состоянием равновесия, как

2 The Problem of Deducing the Climate from Governing Equations.


60         Психология финансов

"непереходную". Если он был прав, то известный ледниковый период мог быть последствием раздвоений или проявлением не­переходных свойств, содержащихся в принадлежащей Богу фор­муле. Интересная мысль...

Причина раздвоений в том, что существует внезапное и су­щественное изменение в преобладании различных контуров по­ложительно воздействующих обратных связей. Возвращаясь к экономическим системам, подобная теоретическая структура выдвинута ученым Эрвином Лазло в 1987, который разделил па­раметры, способные воздействовать на преобладание тех или иных контуров в экономических системах, на три категории:

    Технологические инновации

    Конфликты и завоевания

    Дисбаланс  социального  и  экономического  характера,
а именно: дефицит товаров, финансовые кризисы и так далее.

На основе модели Лазло экономическая система может двигаться от простого состояния, например, от простых циклических коле­баний до более сложных осцилляции, скажем, до двухуровневого равновесия. Такое происходит, когда параметр стимулируется вы­ше определенного критического уровня. Представьте себе кар­тель поставщиков товаров. При формировании картельной цены ценовые движения могут сдвигаться от уровня, определяемого осцилляциями традиционного экономического цикла, до вели­чины, диктуемой изменчивыми колебаниями между годами, раз­личающихся предельно высокими ценами (жесткость цен), и го­дами с предельно низкими ценами (упадок и конкуренция). Дру­гими альтернативными вариантами равновесия одной и той же системы могут быть инфляция и гиперинфляция или, скажем, низкое и высокое налогообложение.

Чем сильнее давление на критический параметр, тем больше возникнет раздвоений. Этот процесс нестабильных раздвоений называется каскадом Фейгенбаума3 (рис. 5), по имени математи­ка того времени. В конечном счете, такой процесс ведет к хаосу.

3 Feigenbaum cascade.


Третье правило: царство хаоса         61


Рисунок 5 Каскад Фейгенбаума. Диаграмма показывает, как простое равновесие множится все больше и больше, приводя, в конце концов, к хаотическому поведению. Раздвоения создаются простым уравнением: (Хп+1=г«Хп«(1-Хп)), где параметр R (горизонтальная ось) постепенно увеличивается от 1.68 до 4.00. (Источник: Е. Моускилд и Дж. Томсен, Датский Технический университет.)

побережье британии

Один из самых необычных элементов в исследовании неупоря­доченных систем описан математиком Бенуа Мандельбротом, который, кстати, работал в группе исследований и развития ком­пании IBM, где изучал все, что его интересовало. Мандельброт занимался изучением моделей и структур, в создании которых обычно участвовали хаотические и неупорядоченные естествен­ные процессы. Это, конечно, то, чем занимаются большинство ученых, но что фундаментально отличало Мандельброта от дру­гих, так это его подход к перспективе и расстоянию.


62           Психология финансов

"Что является размерами любого объекта?" "Это, — говорит Мандельброт, — зависит от того, насколько далеко вы находи­тесь". С дальнего расстояния объект может уместиться всего в одной-единственной точке. С расстояния 1 метра объект зани­мает легко распознаваемое пространство. Но если мы будем придвигаться к нему все ближе и ближе, задача измерения этой области становится все более сложным делом. Шершавость, не­ровность и раздробленность, существующие на поверхности объекта, будут все более явными.

Эта стало очевидным Мандельброту, когда у него возникла идея проверить длину границ, используя для этого разные карты. Он задал очень простой вопрос: "Какова длина побере­жья Англии?" Стандартный ответ из энциклопедии не устро­ил Мандельброта. Наоборот, он доказал, что побережье Бри­тании или любое другое побережье бесконечно длинное. Фак­тор, определивший результат, — это с какого расстояния смо­треть: в пределах самого узкого места любого залива всегда можно найти бухту, которая будет еще меньше. Таким обра­зом, заливы внутри залива беспрестанно увеличивают общую длину побережья, которая в результате стремится к бесконеч­ности.

самомоделируемые системы

Раздумывая над этими рекурсивными моделями4, заливами вну­три заливов, Мандельброт назвал этот феномен "фрактально-стью". Что интересно в отношении фракталов, так это то, что они показывают, что система может постоянно повторять свои модели в различных масштабах или шкалах. Другими словами, является самомоделируемой.

4 Рекурсивная модель (recursive model) — динамическая модель, облада­ющая математическим свойством рекурсии, т. е. если даны, например, все переменные модели до момента (t— 1), то модель обеспечивает и по­лучение одного за другим значений переменных для t, по ним для (t+1) и т. д. — Прим. научи, ред.


Третье правило: царство хаоса            63

Побережье Британии, конечно, следует рассматривать, как неподвижный феномен. Но фракталы можно обнаружить и в ди­намических системах. Подходящим примером служит струнный инструмент, такой как гитара. Мы ударяем по струне, и она изда­ет звук определенного тона. Но, когда мы двигаем палец вверх по грифу гитары, тональность увеличивается, и на двенадцатом ла­ду тоны начинают повторять самих себя, но уже в более высокой октаве. Мы сталкиваемся с явлением, в котором гармоническая система, по существу, повторяет саму себя на разных шкалах. Другими словами, такая система самомоделируемая.

Или рассмотрим движения океана. На поверхности воды мы видим зыбь, нечто среднее между зыбью и волнами и, наконец, сами волны, каждая седьмая из которых часто больше осталь­ных. Если трение ветра о воду приводит к таким явлениям, как зыбь, волны и "суперволны", можно говорить об этом феноме­не, как обладающем признаками фрактальности. Но это опреде­ление оправдывается только в том случае, если причиной подоб­ного явления феномена был только ветер.

Уникальность метода Мандельброта в том, что он не стремил­ся изучать только это явление в пределах только вполне опреде­ленных границ (например, химиков не допускают к профессио­нальным исследованиям в области ядерной физики, хотя пред­мет изучения может быть описан химическими формулами), а пытался понять всю структуру в целом, рассматривая ее с точ­ки зрения проявления эффекта бифуркации (процесса разветв­ления), который она производила. Точно таким же образом мы можем считать зыбь "крохотными волнами", хотя ее можно рас­сматривать и как всего лишь точки в целой рекурсивной структу­ре, возникшей в результате ветра. А как насчет волн, возникаю­щих в результате приливоотливных явлений? Они также возни­кают благодаря фрактальному феномену? Хотя они возникают на поверхности Земли, но в действительности мы знаем, что причина их происхождения кроется в гравитационном воздейст­вии Луны.


64          Психология финансов

биржевые брокеры, сторонники теории хаоса и защитники теории случайных блужданий

В университетах экономистов принято учить, что цены движутся беспорядочно. Затем они начинают работать на Уолл-стрит, где пытаются побить рынок. В чем же причина несогласованности?

Общий взгляд финансовых           Общий взгляд тео- Общий взгляд тео-

трейдеров                                          рии случайных блу- рии хаоса

жданий

Содержат      ли Да, существуют Статистические Хаотичные   време-рыночные дви-структуры,      и исследования чет- иные ряды возника-жения    какую- есть    выявлен- ко отражают,  что ют случайно, если либо структуру? ные правила их движения цен фи- доступны тестиро-формирования     нансовых инстру-  ванию традицион-ментов случайные,  ными   статистиче-Если они переста- скими методами. Од-ют быть случайны-  нако   если   вместо ми   на   некоторое  этого вы проверите время, то начина-  их на хаос, то на са-ют работать прави-  мом деле хаос и об-ла, которые стано- наружите. Следова-вятся     настолько тельно, правила мо-общеприменимы- гут работать, но в ми, что вскоре пе- реальности взаимо-рестают иметь ка- действие различных кое-либо значение   факторов   чрезвы­чайно сложное, так как на рынке мно­жество неотъемле­мых от него поло­жительно воздейст­вующих   эффектов обратной связи

Возможно ли, в Да, можно пред- Никто не может Спрогнозировать
принципе, пре- сказать поведе- предсказать, что поведение хаотиче-
взойти финан-ние финансовых является случай- ских систем не толь-
совые рынки? рынков, если вы ным                  ко нелегко, но и не-

достаточны ква-                                    возможно

лифицированы

Может ли от- Никто не может Это всего лишь во-  Это может быть во-

дельный инди- превосходить их прос удачи и стати-              просом как квали-

видум постоян- постоянно, но у стики. Всегда есть               фикации, так и

но превосходить лучших трейде- кто-то удачливее, статистики. Всегда

рынки?                ров определенно чем остальные    есть кто-то умнее

есть      большое                                   всех остальных

преимущество


Третье правило: царство хаоса          65

Важно, что мы регулярно обнаруживаем экономические и фи­нансовые явления, повторяющие самих себя на разных шкалах5. Некоторые из подобных явлений мы еще увидим в этой книге. Случайно вы наверняка можете обнаружить явление, которое, возможно, фрактальное, но в действительности столь же незави­симое, как морские волны. Одним из таких явлений можно на­звать, например, экономические циклы.

экономический и финансовый хаос

На интуитивном уровне кажется верным, что равновесные эко­номические и финансовые системы — место проявления фрак­тальных явлений, эффектов бабочки и бифуркации. Или, други­ми словами, хаоса. Тем не менее экономистам-теоретикам по­требовалось много времени, чтобы начать исследовать феномен хаоса. Но в начале 80-х годов XX столетия исследователи стали серьезнее заниматься изучением индикаторов экономического хаоса и в течение нескольких лет провели важные наблюдения (см. Ploeg, 1985, Chirella, 1986, Chen, 1986, Lorenz, 1987, Brock и Sayers, 1987, Rasmussen и Mosekilde, 1988). Чем дальше мы про­двигались, тем больше обнаруживали признаки моделей, отра­жающих феномен хаоса в экономических системах.

Теперь есть все признаки, что систематическая эндогенная долгосрочная непредсказуемость имеет место во многих эконо­мических и финансовых системах. Даже там, где успокаивающие механизмы сильны или где хаос не возникает в интервале теку­щего параметрического интервала, импульсы от других хаотиче­ских подсистем способны значительно увеличить неопределен­ность. Образно говоря, проблему можно сравнить со срублен­ным деревом, проходящим через речную стремнину. Даже если бы мы знали все, что нужно знать о гидродинамике, воде и фор­ме русла, мы бы никогда не смогли просчитать траекторию брев-

s Также можно сказать: в различных масштабах, что более соответствует практике анализа поведения финансовых инструментов и рынков. Нап­ример, минутные интервалы, часовые, дневные, недельные, и т. д. — Прим. научн. ред.


66         Психология финансов

на дальше чем на несколько метров за один раз. Также было бы невозможно определить, откуда оно пришло, основываясь на его положении в данный момент времени. Подобная аналогия при­менима и к экономике.

Следовательно, имеет место возрастающее осознание, что де­терминированный хаос может иметь важное значение для более глубоко проникающих во временные пласты долгосрочных эко­номических прогнозов и что линейные модели дают весьма скуд­ное представление о реальности. Понятно также, что динамиче­ские системы часто повторяют те же самые явления в различных масштабах, привнося, таким образом, больше сложностей в про­блему прогнозирования.

вопрос размерности

Важный аспект, имеющий отношение к хаосу, это "размер­ность". Это слово используется математиками для описания сложного поведения динамической системы. Несмотря на то, что размерность — математическое выражение, оно может быть объяснено (популярным языком), как обозначение чис­ла прошлых наблюдений для предсказания последующего движения.

Если система генерирует простые, синусоидальные осцилля­ции, предсказание становится пустячным делом и размерность равна нулю. Но если мы имеем дело с очень большим количест­вом взаимосвязанных обратных связей — положительных и от­рицательных, — размерность резко возрастает, и вам понадобит­ся много данных для "расшифровки" с помощью математики то­го, где вы находитесь в данный момент протекающего процесса. Когда размерность становится очень высокой, то даже очень большое количество исторических данных уже не поможет вам. Однако в этом случае невозможно доказать математическими методами присутствие неслучайной динамики. Как сказал Виль­ям А. Броук (1990), "на практике невозможно даже сказать, что образовало данные — детерминированная система высокого по­рядка или стохастическая система".


Третье правило: царство хаоса          67

Основываясь на современных положениях науки, становится понятным, что в реальности над финансовыми рынками господ­ствуют сильные контуры обратной связи, создающие хаос высо­кого порядка (определяемый высокими значениями размерно­сти), который математически расшифровать крайне сложно. Это частично доказывается математическими тестами, показываю­щими, что существует "нечто", не являющееся случайным, — да­же просто невозможно точно выразить, что это именно такое. Частично это было доказано нашими периодически повторяю­щимися крахами, демонстрирующими присутствие сильных контуров обратной связи.

понимание Экономики имеет важное значение

Если детерминированный хаос — это то, что мы имеем, попытки аналитиков выполнить точные расчеты истинной величины на­чинают выглядеть, как попытки заниматься алхимией. Учиты­вая, что определение истинной стоимости акции исходит из то­го, что она приведенная стоимость всей будущей прибыли ком­пании, то это просто смешно, если мы можем предвидеть только год, шесть месяцев или даже и того меньше.

Возможно, нам следует вспомнить ранее приводимое описа­ние поведения профессиональных экспертов, сделанное Кейн-сом:

...большинство из этих людей сильно беспокоит не создание пер­воклассных долгосрочных прогнозов возможного дохода от ин­вестирования на всем его протяжении, а предсказание измене­ний в условном базисе оценивания, которое бы шло чуть впере­ди основной публики.

Вывод заключается не в том, что понимание экономики неумест­но в отношении акции, — нет, никоим образом. Суть хаоса в том, что попытки предсказать длинные цепи событий или дать долго­срочные количественные прогнозы близки к абсурду. Хотя Кейнс вряд ли был хорошо знаком с позициями, на которых сто-


68         Психология финансов

ит нелинейная математика, в своей Основной теории он сделал следующий вывод:

Инвестирование, основанное на долгосрочных ожиданиях, сего­дня настолько сложно, что едва ли это осуществимое дело. Тот, кто решается на это, должен осознавать, что проведет намного больше напряженных дней и столкнется с намного большим ри­ском, чем тот, кто пытается догадываться лучше толпы о том, как эта самая толпа будет себя вести. Кроме того, при равном уме с прочими он может допустить больше пагубных ошибок, нежели толпа в целом.


Глава О

Четвертое правило: графики являются самореализующимися

Никогда не следуйте за толпой.

Бернард Барук

...дело в том, что быть частью толпы довольно удобно.

Адам Смит

Правда или нет, но история повествует о том, как Джон Мен­дельсон, технический аналитик из брокерской фирмы Dean Witter Reynolds, США, пришел к выводу, что фондовый рынок упадет, когда рыбачил со своим сыном.

Независимо от того, как он пришел к такому выводу, факт, что на совещании, где рассматривалась стратегия компании, прохо­дившем на следующее утро, в понедельник, он уверил 60 трейде­ров компании в том, что рынок достиг своего пика. После сове­щания все ринулись к телефонам. До конца дня информация бы­ла распространена среди 600 институциональных инвесторов, и Индекс Доу-Джонса в результате упал на 62 пункта. Таким обра­зом, один человек спровоцировал образование одной из этих ужасных "воздушных ям", которые случаются на рынке. Это бы­ло 7 июля 1986 года.


70         Психология финансов

Через месяц, находясь в спокойном состоянии, рынок акций начал снова подниматься. Этот подъем продолжался до уровня вблизи предыдущей вершины, после чего цены укрепились на нем. Никто тогда не знал, что новый и значительно больший шок уже в пути.

Во время торговли Европы в четверг, И сентября 1986 года, шли разговоры о растущей инфляции в США. Фьючерсные кон­тракты на американские государственные облигации упали, но этот спад не был слишком сильным по сравнению с предыдущи­ми семью днями. Тем не менее на фондовом рынке барометр по­вернулся в сторону шторма.

Когда рынки США открылись, начались значительные про­дажи фьючерсных контрактов на Индекс Standard & Poor's 500, быстро приведя их к состоянию, когда они торговались от двух до четырех пунктов ниже величины индекса, оценивающего 500 акций, лежащих в его основе. Это падение привело в действие все используемые компьютерные торговые системы, которые практически автоматически посылали ордера на продажу. Одна­ко давление со стороны продавцов на акции, лежащие в основе индекса, приводило к еще большему падению цен фьючерсов, и самоусиливающийся тренд продолжался до тех пор, пока про­мышленный индекс не упал на 87 пунктов к моменту закрытия торговли. Через день после этого "Черного четверга" индекс упал еще на 34 пункта, и только потом сумел найти поддержку на уровне предыдущих впадин.

На графике рисунка 6 нетрудно определить "Черный поне­дельник" и "Черный четверг".

Поводы для покуки и продажи

Вскоре после "Черного четверга" американский экономист Ро­берт Д. Шиллер' (1986) разослал опросные листы 175 институци­ональным инвесторам и 125 крупным частным инвесторам по всей стране, выбранным наугад. Он задал вопрос: "Какие пово-

1 Robert J.Shiller.


Четвертое правило: графики являются самореализующимися         71


Рисунок 6 Промышленный Индекс Доу-Джонса. График показывает дневные торговые диапазоны и цены закрытия для промышленного ин­декса с мая 1986 года по март 1987 года, где следует обратить внимания на два основных падения, произошедших в 1986 году. На графике также показаны 90- и 200-дневные скользящие средние, скорость изменения цены и уровни перепроданности/перекупленности. Эти индикаторы объясняются в книге. (График построен Кембриджским исследованием инвестиций.)

ды для покупки или продажи у вас были на протяжении этого пе­риода?".

Он получил более 113 ответов, ни один из которых не указы­вал на экономические новости или слухи, которым пресса при­писывала падение цен на рынке. На самом деле, только три из 113 ответивших ссылались на финансовые новости или слухи. Акцент ставился на нечто совсем другое: на само рыночное паде­ние. Люди продавали не из-за боязни растущей инфляции. Они продавали, потому что рынок начинал падать.

Шиллер (1987) столкнулся с теми же результатами и во время глобального краха в октябре 1987 года. В период с 19 по 23 ок­тября 1987 года он разослал 2000 вопросников частным фондо­вым инвесторам и 1000 вопросников институциональным инве-


72         Психология финансов

сторам. Ответили 605 и 284 соответственно. В этом масштабном исследовании Шиллер повторил свой вопрос, какие новости оказались самыми важными для принятия решений во время па­дения цен. Снова выяснилось, что экономические и политиче­ские новости не произвели такого огромного эффекта, как сами ценовые движения. Предшествующие падения цен на бонды и акции значительно сильнее повлияли на инвесторов, чем отдель­ные новости, появлявшиеся в печати.

Один из интереснейших аспектов исследования Шиллера заключался в выявлении точки зрения инвесторов на "истин­ную стоимость". Сначала он спросил, были ли они только по­купателями или продавцами (или оставались нейтральными) с 12 сентября по 12 октября, то есть до краха. Затем задал воп­рос, был ли рынок в тот же самый период, по их мнению, пере­оценен, если рассматривать его с точки зрения фундаменталь­ных данных. После получения ответов проявилась следующая картина: не менее 68,1% частных инвесторов и 93,1% институ­циональных инвесторов покупали до краха, даже полагая, что рынок был переоценен в этот период. Так вот и меняется "ис­тинная стоимость". Также интересно, что более 10% констати­ровали, что в период, предшествующий краху, они следовали политике использования стоп-лоссов, размещаемых опреде­ленным образом (как правило, продавали, если цены падали ниже определенного уровня). Часто личный мотив для этой по­литики состоял в том, что инвестор не мог себе позволить поне­сти убыток из-за снижения цен. Поэтому при падении цены ниже критической инициировались ордера на продажу для за­крытия длинных позиций.

Шиллер также спрашивал, ориентировались ли инвесторы сами на 200-дневную скользящую среднюю или на иные анало­гичные "долгосрочные линии тренда" во время рыночного паде­ния и до краха. На это 37.3% частных инвесторов и 33.3% про­фессиональных инвесторов ответили положительно, что снова показало, как ценовые движения сами по себе могут провоциро­вать людей на покупку или продажу.


Четвертое правило: графики являются самореализующимися         73

кейнс и конкурс красоты

Этот контур обратной положительной связи, в котором каждый со­средотачивает свое внимание на предположениях, что остальные собираются делать, лучше всего описана Кейнсом в его знаменитой "Метафоре конкурса красоты"2. Он сравнивает фондовый рынок с конкурсами в газетах, проводимых в Соединенных Штатах, в кото­рых участники пытаются выбрать по фотографии одну женщину из 100, которая, как они полагают, самая красивая (Кейнс, 1936):

Дело не в выборе тех, кто, по чьему-то определению, самые краси­вые, и не в выборе тех, кто, по среднестатистическому мнению, са­мые красивые. Мы достигли третьего уровня, на котором исследуем свою рассудительность, определяя, каким должно быть среднеста­тистическое мнение, основываясь на предположениях среднестати­стического мнения об этом. И есть те, кто, как я думаю, практику­ют и на четвертом, и на пятом, и на более высоких уровнях.

Мы еще не добрались до них, но нет никаких сомнений, что многие из сегодняшних самых спекулятивных рыночных моде­лей (фигур) могут быть объяснены тем фактом, что тысячи ры­ночных инвесторов заостряют свое внимание на одних и тех же линиях, рассматривая одни и те же графики, вставляя при этом одни и те же дискеты в свои компьютеры. Некоторые из трейде­ров анализируют модели (фигуры) для формулирования какой-либо гипотезы. Другие ничего не понимают, но все-таки их рас­сматривают. Но даже если модель совершенно случайная, она может начать генерировать действительные сигналы, если ее ис­пользует достаточное количество трейдеров.

Средства массовой информации пытаются объяснять цено­вые движения, сообразуя их с различными политическими и экономическими событиями, тогда как мотивы трейдеров быва­ют очень разными. "Мы торгуем в канале", — говорят они или примерно так: "Мы проверяем линию сопротивления", — или — "Мы только что пересекли 20-дневную скользящую среднюю, но завтра мы выйдем отсюда, потому что скорость изменения цены превысила значение 90". (Эти выражения будут объяснены поз­же). Рисунки 7 и 8 показывают, как выглядят такие явления.

2 Beauty Contest Metaphor.


74


Психология финансов


U7     124     Ч       18      «15     "22"29     15       "12     >19    16 JAN 1987

Рисунок 7 Фьючерсные контракты на кофе. Рисунок показывает тренд фьючерсной цены кофе в период 1986—87 гг. Как видно, рынок движет­ся в пределах четко определяемого параллелограмма, или "канала". Ко­гда люди обнаруживают этот феномен на своих графиках, он становит­ся самореализующимся. Обратите внимание, с самого начала канал раз­граничен только рыночными ценами закрытия.

Рисунок 8 Доллар/немецкая марка. На рынках иностранной валюты са­мореализующиеся конфигурации так же распространены, как и на фью­черсных рынках. Рисунок показывает, как доллар по отношению к не­мецкой марке движется в четко определенном канале на протяжении семи дней в ноябре 1986 года, когда основание тестировалось 13 раз.


Четвертое правило: графики являются самореализующимися         75

Следовательно, доля правды, скрывающаяся в широком при­менении графического анализа, в том, что читать мысли рынка — это не только технический прием. Иногда именно сами анализы и создают психологию. Необходимо запомнить, хотя существуют и коды для расшифровки поведения рынка, основывающиеся на правилах. Однако если (почти) все провели одинаковый анализ, то система больше не будет самоусиливающейся, наоборот, она станет самоуничтожающейся.

самоуничтожающиеся графические сигналы

Представьте себе, что на рынке господствуют 1000 хорошо подго­товленных инвесторов, 900 из них чартисты, думающие синхрон­но. Остальные 100 фундаменталисты. Все они предрасположены быть быками, поэтому покупают и рынок устойчиво растет. Но на уровне определенной цены, например, на старой вершине, все 900 чартистов намереваются выходить из рынка, то есть прода­вать. По мере того, как приближается эта точка на графике, все больше и больше чартистов перестают покупать, и только 100 бед­ных фундаменталистов продолжают покупать. Когда определен­ная точка на графике, наконец, достигнута, 900 ордеров на прода­жу подаются в одно и то же время. Естественно, цена начинает падать камнем. Из-за дефицита покупателей многие ордера на продажу исполняются на менее низкой точке, относительно же­лаемой.

В следующий раз, когда рынок начнет подниматься, 100 фун­даменталистов уже извлекут уроки из предыдущего опыта и решат выйти из рынка, если старая вершина достигнута. Все 1000 инве­сторов теперь чартисты и начинают ориентироваться на одну и ту же точку. Но изменились две вещи: во-первых, никто уже не хочет покупать на последнем этапе, предшествующем некоторой точке; во-вторых, многие предпочитают выходить раньше, что­бы их ордер на продажу был исполнен по заранее обусловленной цене. Таким образом, данная точка просто не достигается, а гра­фический сигнал уничтожает сам себя.


76         Психология финансов

В некоторых случаях графики могут становиться самоунич­тожающимися по разным причинам. На "вялых" рынках один или несколько рыночных дельцов используют крупные ордера для намеренного продвижения цены через важный психологи­ческий уровень торговли, чтобы достичь груды лимитных стоп-лосс ордеров. Если, например, 160 важная психологическая це­на, находящаяся сейчас ниже текущих цен, многие инвесторы проинструктируют своих брокеров продавать незамедлительно, если цена упадет ниже этого уровня. На вялом рынке крупные инвесторы продавливают вниз цену, опуская ее ниже этого уров­ня, приводя в действие все лимитные стоп-лосс ордера на про­дажу. Затем, в конце концов, они выталкивают цену обратно вы­ше критической точки, получая впоследствии очень хорошую прибыль от обоих движений. Когда все чартисты одновременно и одинаково готовятся к работе на следующее утро, рынок обычно располагается там, где они и ожидали. Но небольшая драма, случающаяся тем или иным образом, как правило, вы­швыривает их из рынка.

На практике чартисты обычно работают по многочисленным индивидуальным методам, приоритетам и часто составляют только ограниченную часть тех, кто вовлечен в рынок. Аноним­ные братства чартистов, никогда не встречавшиеся лично, могут, тем не менее, догадаться о мыслях друг друга; тогда они способ­ны все вместе сдерживать рынок внутри прекрасных моделей (фигур) и конфигураций. И каждый раз эта игра будет продол­жаться только лишь до той точки, в которой для каждого все ста­новится ясно и модели (фигуры) соответственно сами себя унич­тожают. А пока новые братства начнут исследовать вновь разви­вающиеся ценовые фигуры и...

Не удивительно, что многие постигающие природу рынка, в конце концов, могут согласиться с восклицанием Сэра Роберта Фалькона Скотта, когда он наконец-то достиг Южного Полюса: "Великий Бог! Это место — кошмар!".


ЧАСТЬ III

Древо знаний

Нам сейчас нужны немного сумасшедшие. Посмотрите, как эти здравомыслящие приземлили всех нас.

Джордж Бернард Шоу


Глава I

Начало психологии

Если бы мозг был таким простым, что мы могли бы его пони­мать, мы были бы такими же простыми, какими не можем быть.

Лиал Ватсон

древние времена

Эта книга о "психологии финансов", поэтому, возможно, наста­ло время оставить рынки в стороне и заняться психологией.

Психология — довольно интересный предмет, и вряд ли ко­го-то удивит, что ее обсуждают и анализируют вот уже тысячи лет. Самым древним письменным документом, в определенной степени относящимся к этой теме, считается работа Аристотеля "О памяти и воспоминании " (On Memory and Reminiscence), опуб­ликованная в 350 году до нашей эры.

Психология имеет дело с нашими мыслями и чувствами, ко­нечно же, с мозгом, где все это зарождается. Клаудиус Галено проявил интерес к этому вопросу, когда описывал анатомию мозга в 170 году. Авиценна предпринял еще один шаг вперед, ко­гда в 1020 году предположил, что головной мозг имеет различные зоны, выполняющие пять различных функций. Это разум, вооб­ражение, размышление, суждение и память.

В 1524 году Макро Марулик опубликовал первую серьезную книгу о психологии "Психология человеческих мыслей" (The


80         Психология финансов

Psychology of Human Thought). После нее появилось множество дру­гих книг и рукописей, авторами которых были Глоцениус, Кас-смэн, Неухаус, Декарт, Томасиус, Вульф, Райд, Галл и Кувьер1. К середине XIX века уже имелось достаточно фактов, подтверждаю­щих правильность нескольких основных теорий, например, пред­положение, что разные части мозга отвечают за различные умст­венные функции. Французский невролог Жан-Батист Буйярд стал знаменитым в 1848 году, предложив 500 франков любому, кто по­кажет ему мозг человека, страдающего ухудшением речи, который не имел бы каких-либо нарушений в левой передней доле.

вильгельм ванд: отец научной Психологии

Однако несмотря на все предыдущие исследования и публикации (и знаменитое пари Жан-Батиста), именно Вильгельм Максими­лиан Ванд, немецкий ученый, живший с 1832 по 1920 годы, пер­вым стал определять психологию как науку. Что это значит?

Прежде всего он создал первую в мире психологическую лабо­раторию (она функционировала продолжительный период време­ни). Он изучал вполне определенные проблемы, например, ско­рость рефлекса, заторможенность нервных реакций и так далее, которые требовали проведения научных экспериментов. В 1873 го­ду он опубликовал некоторые из полученных результатов в своем классическом труде "Принципы физиологической психологии" (Principles of Physiological Psychology).

Ванд рассматривал психологию как науку, которая должна исследовать "факты сознания". Он изучал, каким образом эмо­ции сопровождаются чувствами, и утверждал, что комбинации психических проявлений не просто суммы их элементов.

ШКОЛА СТРУКТУРАЛИЗМА: СОКРАЩЕНИЕ ДО МИНИМУМА

Ванд позже стал известен как отец психологической школы мыш­ления, называемой "структурализмом". Эта школа следовала об­щему научному принципу: сокращение проблем до их мельчайших субкомпонентов, которые можно было бы анализировать по от-

1 Glocenius, Gassman, Neuhaus, Descartes, Thomasius, Wolff, Reid, Gall, Cuvier.


Начало психологии       81

дельности. Экспериментальный подход Ванда состоял в доверии человеку, который имел опыт осознания, чтобы рассказать о нем. Этот экспериментальный метод назывался "самоанализом".

В действительности не сам Ванд дал такое имя "школе струк­турализма". Большинство исследовательских открытий Ванда переведено одним из его студентов, Эдвардом Брадфордом Титч-нером2 (1867—1927). Именно Титчнер решил назвать "структура­лизмом" то, что он описывал (и что приписывал Ванду). Титчнер писал не только о Ванде. Он написал свою собственную работу и опубликовал между 1901 и 1905 годами четыре тома своей книги "Руководство по экспериментальной психологии" (Manual of Experimental Psychology), которая стала существенным вкладом в практические лабораторные работы по психологии.

"животные настроения" рене декарта

Какие существует связи и различия между умом и телом? История этого воп­роса уходит своими корнями в далекое прошлое, к древним грекам, но имен­но Рене Декарт, французский математик, философ и физиолог, живший с 1596 по 1650 годы, произвел первый систематичный расчет этих соотношений.

Декарт родился в Торэйне и с восьми лет обучался в колледже иезуитов. Еще маленьким мальчиком он поражался резким контрастам между точно­стью математики и противоречивой сутью философии. Он заключил, что, по всей вероятности, возможно развивать философию в том направлении, чтобы она стала более точной наукой, как математика.

Он уехал из Франции в 1612 году и обосновался в Голландии (до 1628 го­да), где написал работы, приковавшие к себе внимание всех последующих поколений студентов, отдававших его идеям свои умы и сердца. Первая из этих работ, De ffomine, закончена в 1633 году, но Декарт не решился публи­ковать ее, так как боялся инквизиции. Однако когда уже после его смерти она была наконец опубликована, то оказала весьма существенное влияние. Она описывала, как внешние мотивы воздействовали на нервные клетки и как "животные настроения" могли бы определить направление воздействия их на подходящие нервы. Декарт утверждал в этой и последующих работах, что разумная душа, в бытие способная отделяться от тела и контактировать с ним в шишковидной железе, может или не может узнавать о потоке "жи­вотных настроений", идущих от нервов. Однако, когда эта осведомленность наступает, результатом является сознательное восприятие — тело повлияло на ум. Однако душа способна сама по себе инициировать различные потоки животных настроений. Другими словами, и ум может влиять на тело. Но они разделены.

! Edward Bradford Titchener.


82         Психология финансов

Школа Ванда в последующие годы приобретала своих последова­телей, среди которых были Херманн Эббингаус (1850—1909), Ге­орг Элиас Мюллер (1850—1934), Франц Бретано (1838—1917), Карл Стампф (1848-1936) и Освальд Кюлпе3 (1862-1915). В ча­стности, Эббингаус внес свой вклад в виде важных исследований функций памяти, Мюллер проник в секреты зрения, обучения и памяти, Бретано продвинулся в исследовании восприятия, вни­мания, изложения, оценивания и желания, а Карл Стампф (поз­же он стал основным соперником Ванда) пытался разбить эмо­ции на малейшие элементы, определив их как чувства. Освальд Кюльпе учился с Вандом и позже обосновал свою собственную психологическую лабораторию в Вирзбурге. В результате прове­денных исследований он предположил, что некоторые мысли не связаны с определенными словами, символами или знаками, что означает непостоянную работу самоанализа.

Первые психологи не соглашались друг с другом по довольно многим вопросам, и эти разногласия приводили к образованию групп внутри школы, а также отдельных новых школ. Среди школ, чей подход к психологии отличался от немецкой школы структурализма, была американская школа функционализма.

ШКОЛА ФУНКЦИОНАЛИЗМА: ПОТОКИ МЫСЛЕЙ

Функционализм, в основном, разработан Вильямом Джеймсом4 (1842—1910). Джеймс в возрасте 27 лет получил докторскую сте­пень в Гарварде. Но уже в то время испытывал серьезные пробле­мы со здоровьем, из-за чего часто впадал в глубокую депрессию. Он изучал немецкую психологию, утверждавшую, что происхо­дящее с разумом в действительности не поддается контролю. Эта мысль ввергала его в еще большую депрессию. Однажды Джеймс прочел очерк Чарльза Ренувье о свободе волеизъявления, и это изменило его жизнь. Он решил, что свобода воли не иллюзия, и сделал следующий вывод:

Моим первым свободным действием будет верование в свободу воли.

3 Hermann Ebbinghaus, Georg Elias Muller, Franz Bretano, Carl Stumpf,
Oswald Kulpe.

4 William James.


Начало психологии       83

Джеймс начал свою карьеру химика, но вскоре бросил ее, так как работу в лаборатории считал слишком обременительной. Затем стал интересоваться, может ли психология (он называл ее "отвратительной крохотной наукой" и "уточнением очевидно­го") развиться в более серьезную науку. С 1872 года он начал пре­подавать психологию в Гарварде, и спустя три года стал первым аме­риканским учителем экспериментальной психологии. В 1890 году Джеймс опубликовал свою первую книгу о психологии "Принципы психологии "(Principles of Psychology). В ней он сделал особый акцент на следующие вопросы:

  Неразумные аспекты человеческой природы

  Как влияют на эмоции

  Как человеческие желания и потребности воздействуют на форми­
рование концепций и здравомыслие

  Как интеллект влияет на тело

Джеймс установил, что подход Ванда к самоанализу — сокращение проблем до мельчайших подмножеств, а затем их отдельный ана­лиз на основе опросов субъектов об их мыслях и чувствах — не­точный или вовсе не подходит для психологии. Самоанализ не работает, потому что очень многое в поведении определяется под­сознательным мышлением. Поэтому ученый просто не имеет до­ступа к мыслям субъекта, определяющим его утверждения. Джеймс комментировал это таким образом (1892):

Движение мысли настолько стремительно, что почти всегда при­водит нас к какому-либо заключению еще до того, как мы успе­ваем затормозить мысль. Или если мы оказались достаточно про­ворными и приостановили ее, она тотчас прекращает быть сама собой... Мы видим, что разум на любой сцене — театр одновре­менного представления различных возможностей. Работа созна­ния заключается в сравнении их друг с другом, выборе некоторых и подавлении остальных путем концентрации внимания на из­бранном и сдерживании прочих факторов.

...Сознание, в свою очередь, не выглядит разделанным на ку­сочки... Оно также и не представляет собой какую-либо однород­ность: оно течет. "Река" или поток — как раз те метафоры, кото­рые самым естественным образом его определяют.

Его нападки на Ванда становились все более агрессивными, по­ка не стали вообще оскорбительными:


84         Психология финансов

На протяжении нескольких лет в Германии развивалось то, что можно назвать микроскопической психологией, которая вына­шивалась посредством экспериментальных методов, изучала ка­ждую мелочь, почерпнутую из самоанализа, и при этом пренеб­регала неопределенностями при оперировании в крупном мас­штабе, используя статистические средства. Этот метод испыты­вает терпение до самого его предела, и едва ли он мог развиться в стране, чьим гражданам все быстро надоедает.

Будучи достаточно потешной, критика в действительности не была полностью справедливой. Структурализм доказал свою применимость в качестве подхода к решению многих психологи­ческих проблем.

Но личный подход Джеймса — функционализм — также имел свои достоинства, и эта школа стала стремительно развиваться. Функционалисты рассматривали процессы мышления с очень сложного ракурса, поэтому исследования не определялись узким диапазоном методов. Каждый исследовательский подход, нацелен­ный, как казалось, на решение определенной проблемы, в принци­пе, стоил того, чтобы его использовали функционалисты. Они были прагматиками. Этот подход позволял им экспериментировать с животными с целью познания человеческого разума, помогал об­следовать людей с психическими расстройствами, особенно если они не могли предоставить достоверную информацию, основан­ную на самоанализе. Основная цель этих исследований — понима­ние не отдельных эмоций или самих мыслей, а понимание функций мыслей, рассматриваемых как постоянный поток разума, кото­рый, как кажется, ведет нас по направлению к желаемым целям и помогает приспосабливаться к окружающей нас обстановке.

развитие привычек

Привычка образуется как функция мыслей, и Вильям Джеймс про­являл особый интерес, как эти привычки развиваются. Он наблю­дал за живыми существами, рассматривая их как совокупность привычек, позволявших установить сущность нервной системы. Когда нам приходится часто что-либо делать, со временем нам да­ется это все легче и требует все меньше или вообще никакого вни­мания и, следовательно, легко становится привычкой:

Вы постоянно ощущаете небольшие трещины, проходящие через характер, некие трюки мыслей, возникновение предубеждений, на-


Начало психологии         85

вязываемых вам, словно это "магазин". Словом, у человека вскоре не будет выхода, кроме как принять новую привычку, что сродни то­му, каким образом рукав пиджака внезапно получает новые склад­ки. В целом, лучше человеку и не скрываться. Вполне нормально, что большинство из нас к тридцати годам имеет сложившийся хара­ктер, подобно штукатурке, которая уже никогда не размягчится.

В то время как Вильям Джеймс изыскивал способы исследова­ния, возможно, именно Эдвард Брэдфорд Титчнер (человек, с которым мы встречались несколько страниц назад и который также участвовал в формализации школы структурализма) сде­лал первое официальное описание функционализма. И сделал он это противопоставлением двух систем взглядов в своей книге "Постулаты структуральной психологии" (The Postulates of a Structural Psychology) в 1898 году.

Функционализм стал широко популярным в Америке и внес свой вклад, чтобы развитие науки шло стремительными темпами по всей стране, включая и ее практические приложения. Функ­ционализм продолжал развиваться благодаря важным вкладам Джона Девея (1859—1952), Джеймса Роуланда Ангелла (1869— 1949) и Харвея Карра5 (1873—1954). По мере развития науки уве­личивалось и количество лабораторий в Америке. Еще в 1880 году не было ни одной лаборатории, а в 1900 их стало уже 42. К1903 го­ду популярность психологии достигла такого уровня, что в Аме­рике стало больше докторов психологических, чем других наук, за исключением химии, зоологии и физики. Благодаря функци­онализму центр сосредоточения научных сил стал перемещаться из Германии в Америку. Если в 1920 году 50% научных статей по психологии написаны на немецком языке и только 30% — на ан­глийском, то к 1933 году соотношение изменилось: на немецком языке вышло 14% статей, а на английском — 52%.

Но структурализм и функционализм были только галькой среди груды камней. Оба они, достигнув своего пика только в на­чале XX века, скоро будут вытеснены новыми школами. Первая из них несла в себе довольно радикальные убеждения. Она утвер­ждала, что психологам не следует изучать мысли и чувства. Од­ним из новаторов, прокладывавшим путь для этой школы, был русский ученый Иван Павлов.

5 John Dewey, James Rowland Angell, Harvey Carr.


86         Психология финансов

Вильямс джеймс о том, как Люди приспосабливаются к Новым мнениям

I Вильям Джеймс описывал в своем "Прагматизме "(Pragmatism) в 1907 году, как человек приспосабливается к новым мнениям:

"Процесс всегда идет одним и тем же путем. У человека уже есть набор ста­рых убеждений. Человек встречается с новым опытом, который приводит некоторые из этих убеждений в напряжение".

  Кто-то противоречит им

  В момент обдумывания человек вдруг обнаруживает, что они сами себе
противоречат       :

  Человек видит факты, с которыми они не совместимы

  В человеке возникают желания, которые прежние убеждения уже не удов­
летворяют

В конце концов, рождаются новые убеждения, которые человек может при­совокупить к прежнему набору старых убеждений с минимальным беспо­койством для всех других.

  Новое убеждение посредничает между существовавшим ранее набором
убеждений и новым опытом

  Новое убеждение ведет прежний набор в другое состояние, являющееся
самым подходящим и соответствующим новому опыту

Новое убеждение затем принимается как истинное.

  Новое убеждение оберегает старый набор истин, ограничивая их миниму­
мом модификаций, позволяя им проявляться настолько, насколько они
способны принимать новшества, но в то же время полагая, что именно та­
ким образом старые убеждения войдут в новые привычки

  Необычное объяснение, нарушающее все наши предубеждения, никогда
не пройдет как новшество, имеющее верную оценку

Самые неистовые революции, направленные на изменение убеждений чело­века, заставляют большинство из его старых укладов мыслей сопротивляться. Новая правда всегда связующее звено, фактор, сглаживающий переходный момент.

Вопрос, который я сейчас вам рекомендую детально исследовать, часть иг~ ры, ведущейся старыми истинами.


Глава о

Появляются новые школы

Единственная причина, из-за которой человек запутывается в мыслях, — это нахождение его на незнакомой территории.

Пол Фикс

Иван Петрович Павлов (1849—1936) исследовал реакцию живот­ных на раздражение. В своем самом известном эксперименте он звонил в колокольчик, когда кормил собак. Каждый раз, когда собаки слышали колокольчик, они знали, что приходит время есть, и, конечно же, у них начинала выделяться слюна. Спустя время, когда животные привыкали к тому, что звон колокольчи­ка означает пищу, Павлов начинал звонить, не давая при этом еду, а собаки все равно выделяли слюну. Он "обусловил" их вы­делять слюну при звуке колокольчика.

Эксперименты Павлова воодушевили на создание школы мышления, названной "бихевиоризмом". Другой ученый, стояв­ший у истоков этого течения, Эдвард Торндайк1 (1874—1949), пытался разработать объективную, механистическую теорию обучения, в большей степени опирающуюся на изучение поведе­ния животных. Он придумывал, кроме всего прочего, деревян­ные ящики ("головоломки"), которые можно было открыть

1 Edward Thorndike.


88         Психология финансов

только с помощью различных наборов щеколд, рычагов, веревок и педалей. Затем в этот ящик он помещал собак, кошек или крыс (конечно, не одновременно!) и наблюдал, как они будут пытать­ся выбраться из него путем проб и ошибок. Его основной целью было показать, что подходы, описываемые людьми в фабульной форме, могут быть воссозданы в контролируемой лабораторной обстановке. Вскоре он осознал, что может использовать тот же подход при проверке времени обучения ("кривые обучения") для животных.

Его следующий вопрос — могут ли животные обучаться толь­ко путем проб и ошибок или они могут обучаться посредством наблюдения или имитации. Он исследовал это, сравнивая кри­вые обучения крыс, наблюдавших, как другие крысы справляют­ся с заданием, с кривыми обучения тех, которые не видели. Раз­ницы не было никакой.

Торндайк заключил (отчасти наивно), что два закона в соче­тании с понятием инстинкта могут объяснить поведение челове­ка:

    Закон Применения: ассоциации усиливаются посредством их ис­
пользования и ослабевают при неупотреблении (чем чаще живот­
ное находит свой путь в эту проклятую клетку, тем лучше оно до
нее доберется)

    Закон Эффекта: действия, которые вознаграждались, будут повто­
ряться чаще (давая животному мясные шарики, как только оно
выйдет из клетки!).

Он комментировал (Торндайк, 1898):

Среди нескольких реакций на одну и ту же ситуацию те, что со­провождались удовлетворением желания животного или за кото­рыми сразу следовало их удовлетворение, при прочих равных ус­ловиях должны быть теснее связаны с ситуацией таким образом, что, когда реакция возникает, она, вероятней всего, будет повто­ряться; те, что сопровождались дискомфортом или вызвали у жи­вотных дискомфорт, при прочих равных условиях должны иметь связь с ситуацией более ослабленную с тем, чтобы возникшая ре-


Появляются новые школы         89

акция, вероятней всего, больше не повторялась. Чем больше удо­влетворение или дискомфорт, тем больше усиление или ослабле­ние связи.

Работа Торндайка была важна, но на самом деле не он счита­ется основателем школы бихевиоризма. Настоящий основатель этой школы Джон В. Ватсон2 (1878 —1958).

бихевиоризм, механический человек

В 1903 году Ватсон был самым молодым, получившим доктор­скую степень в Чикагском университете (ему было всего 25 лет). Он искал источник дохода, чтобы оплачивать свое обучение, ко­гда получил возможность наблюдать за лабораторными крыса­ми, используемыми в научных исследованиях и предназначен­ными для имитации "реальных" обучающих заданий, таких как передвижение в сложном лабиринте. Подопытные крысы, воз­можно, не помогли ему покорить сердце девушки, но зато для самого молодого человека стали настоящим предметом страсти. Он всерьез заинтересовался опытами и начал ставить свои соб­ственные эксперименты над животными. Его подход заключал­ся в проведении экспериментов более упрощенным способом, и он добился нескольких изумительных результатов. В одном из экспериментов он сделал в клетке узкий коридор, в один конец которого поставил крысу, а в другой положил пищу. Крыса, ко­нечно, бежала в другой конец, чтобы съесть там с огромным удовольствием лакомство (пока что ничего удивительного). Но затем он укоротил коридор и повторил эксперимент. Та же кры­са теперь бежала мимо пищи, направляясь прямо к стене (вот что удивительно). Этот эксперимент стал известен под названи­ем "Эксперимент Керпланка"3, и он скорее подтверждал закон применения Торндайка, нежели показывал, что крысы тупые.

2 John В. Watson.

3 Kerplunk Experiment.


90         Психология финансов

радикальный бихевиоризм

Теоретическая позиция Ватсона становилась все более экстре­мальной в сравнении с позицией Торндайка, - он даже не обсу­ждал такие темы, как боль и удовольствие. Вот некоторые из его позиций:

    Психическая болезнь — результат "искажения привычки",
возможно, вследствие случайного обучения (закон приме­
нения)

   Речь — просто другое поведение (закон эффекта)

    Вы можете лечить фобии (боязнь высоты, пауков, змей и
так далее), ставя субъекты в ситуации, которых они боятся,
а затем вознаграждая их (закон эффекта)

Новая школа Ватсона открыто отвергала и структурализм, и функционализм. Основное допущение заключалось в том, что в основном человеческое поведение известно, а делать надежные наблюдения за человеческими мыслями невозможно. Экспери­ментальный подход школы, следовательно, заключался в иссле­довании, как люди (или животные) в действительности ведут се­бя в различных ситуациях, не уделяя большого или вообще ника­кого внимания тому, что нам приходится говорить об этом (жи­вотные все равно не могут разговаривать). Основной версией би­хевиоризма стал так называемый "радикальный бихевиоризм", принадлежавший школе "радикального эмпиризма" с более ши­рокими взглядами. Предполагалось, что науке не следует пытать­ся объяснять чего-либо, — ей следует только искать способ пре­доставления систематического описания функциональных взаи­моотношений. Радикальный бихевиоризм рассматривает чело­века просто как биологическую машину, обучаемую с помощью стимуляции, отдавая предпочтение приносящим выгоду дейст­виям.

Даже смешно, что именно эмоциональная привязанность по­ложила конец карьере Ватсона в академии. У него была любов-


Темные силы времени и невежетва         91

ная связь с девушкой, которая не была ему женой. В результате ему пришлось покинуть университет. После этого он стал рабо­тать в знаменитом рекламном агентстве Волтера Томсона, в ко­тором он использовал свои методы из бихевиористской психоло­гии, чтобы демонстрировать, что предпочтения человека между конкурирующими продукциями основываются не на чувствен­ности, а на ассоциациях. Он закончил карьеру одним из четырех вице-президентов компании.

Бихевиоризм достиг своего расцвета в 20-х годах и пережил спад в 30-х, так как новые эксперименты предполагали, что крысы в лабораторных лабиринтах на самом деле создают мен­тальную карту лабиринта, а также испытывают некоторое эмо­циональное развитие. Однако даже сегодня бихевиоризм про­должают считать одной из ведущих школ психологии. Его спасли ученые, к числу которых относится, например, Буррус Фредерик Скиннер4 (1904—1990), который сдерживал свой ра­дикальный подход. В 1938 году Скиннер опубликовал, бес­спорно, самую значительную работу века по поведению живот­ных "Поведение организмов " (The Behavior of Organisms). Он ро­дился в Америке в 1904 году, где вырос и учился в колледже^ а в последующем обратился к психологии. Он проводил иссле­дования на тренированных голубях в период Второй мировой войны, а затем разработал "коробку Скиннера"5: приспособле­ние, в котором поведение обучаемого животного строго конт­ролировалось и измерялось. Его исследования привели к по­ниманию, что обучающий процесс — в основном вопрос сти­муляции и вознаграждения или "усиления" реакции. В лабора­тории Скиннер также проверял теорию Ватсона. В результате он отверг Ватсона и Павлова, акцентирующих свое внимание почти исключительно на рефлексах и создание соответствую­щих условий для их проявления.

Burrhus Frederic Skinner.

Skinner box.


92         Психология финансов

Бихевиоризм внес свой вклад в науку, сделав психологию более конкретной и объективной, и стимулировал массу лабо­раторных экспериментов. К некоторым из них мы вернемся позже. Но он отличался однобокостью и упрощенностью, по­скольку не придавал значения некоторым важным вопросам, которые с успехом решили другие школы. Одна из этих школ помогла зародиться тому, что многие спонтанно связывают с психологией: человек лежит на кровати и разговаривает с боро­датым доктором с немецким акцентом. Те, кто практикует в психоанализе подобный подход, способствуют устойчивости этой ассоциации.

психоаналитическая школа: изучая Свои внутренние секреты

Психоаналитическая школа основана Зигмундом Фрейдом6 (1856—1939), заядлым курильщиком (20 сигар в день!), привер­женцем кокаина, бородатым австрийским психологом. Зигмунд Фрейд акцентировал свое внимание на психических заболевани­ях, тогда как другие школы — на типичном поведении нормаль­ного человека. Фрейд сделал важнейшее наблюдение: пациенты, страдающие истерией, имеют тенденцию к излечению, если час­тично забытый материал восстанавливается у них в сознании. Отталкиваясь от этого, он разработал основной постулат психо­анализа: существует динамическое подсознание, воздействую­щее на каждое действие. Он предполагал, что наши рассудки, по­добно айсбергам, сознательно открываются только маленькой видимой частью, в то время как большая часть спрятана или бес­сознательна (нормальный умственный процесс не может ее вспомнить). Этот процесс забывания воспоминаний, тем не ме­нее хранящихся в памяти, часто служит цели, но одновременно это основная причина многих психических проблем.

6 Sigmund Freud.


Появляются новые школы         93

Для людей, страдавших от недугов, возникающих из под­сознания, Фрейд проводил стимуляцию сознательного опоз­нания (признания) подавленных переживаний. Затем он вы­водил скрытую часть подсознания наружу, чтобы мы могли понять ее и связать с противоречиями, которые она для нас, возможно, создавала. После эксперимента под гипнозом в це­лях зондирования подсознания он проводил терапию "сво­бодных ассоциаций". Пациенты (обычно лежащие на знаме­нитой кровати) говорили вслух свои мысли по мере того, как они к ним приходили. Другой его подход состоял в толкова­нии снов.

Система Фрейда развивалась постепенно и сконцентрирова­лась вокруг следующих основных моментов:

    Роль подсознания

    Как можно лечить психическое заболевание посредством
терапии

    Роль мотивации

    Роль раннего развития в формировании нашей взрослой
психологической жизни

Он раскладывал личность на три составляющие:

    Эго. Эго — это то, о чем мы думаем, когда ссылаемся на "я"
или "мне". Когда что-то во внешнем мире представляет
объективную угрозу для нашего эго, мы переживаем "объе­
ктивную травму"

    Идентификация. Это самая примитивная составляющая
личности, представляющая собой биологические нужды и
желания (пища, секс, сигареты). Она требует безотлага­
тельного удовлетворения. Иногда требования, относящие­
ся к идентификации, представляют угрозу подавления эго,
и тогда мы можем испытывать "невротическое беспокой­
ство"

    Суперэго. Эта составляющая содержит в себе наши идеи,
нормы и ценности. Она служит цели создания нормально


94         Психология финансов

функционирующей личности, отвечающей ожиданиям ок­ружающего мира. Если требования суперэго угрожают по­давить эго, мы можем ощутить "моральное беспокойство"

Теперь, что делает эго для защиты себя от этого потенциаль­ного беспокойства? Фрейд предложил семь различных способов:

    Вытеснение. Мы заставляем неприятные воспоминания,
восприятия или мысли входить внутрь подсознания

    Возвращение. Мы отступаем к ранней стадии нашей жизни

    Проекция. Мы приписываем личные недостатки и слабости
чему-то внешнему. Мы можем, например, критиковать дру­
гих или осуждать их за то, что они имеют те же проблемы,
что и мы

    Образование реакции. Мы меняем свои чувства на противо­
положные, например, любовь на ненависть

    Сублимация. Мы делаем что-то, что принимает общество,
и подавляем наши действительные желания делать то, что в
меньшей степени принимается обществом

    Рациональность. Мы даем ложное, но часто благовидное
объяснение своим слабостям

    Идентификация. Мы должны уменьшить потребности сво­
ей собственной личности и пытаться подражать кому-то
еще, кого воспринимаем как более удачливого

Вне всяких сомнений, Фрейд — великий мыслитель, но и он не был совершенен. Его мысли впоследствии стали мишенью для нападок со многих сторон. В основном из-за того, что он слишком сильный акцент делал на сексуальность, а также слиш­ком многое обобщал. Основанная им школа продолжала разви­ваться, но вскоре она разделилась на несколько направлений.


Появляются новые школы         95

работа и Жизнь зигмунда фрейда

1856    Родился во Фрейбурге, Австрия

1859    Семья переехала в венский "Леопольдстадт"

1865    Пошел в среднюю школу

1873               Принят на медицинский факультет Венского университета

1874               Изменил свое имя с Сигизмунда на Зигмунд

 

1881               Получил докторскую степень по медицине

1882               Работал научным сотрудником в Институте физиологии под ру­
ководством Эрнста Бруке

 

1885               Одногодичная стипендия в Чаркоте при "Солптриер" в Париже

1886               Открыл свой первый неврологический кабинет в Вене

 

1886               Женился на Марте Бернэйс

1887               Рождение дочери Матильды
1889    Рождение сына Мартина

1889     Стипендия в Нэнси; изучение гипноза

1891                Рождение сына Оливера

1892                Рождение сына Эрнста

1893                Рождение дочери Софи

1895    Рождение дочери Анны (впоследствии станет известным психо­аналитиком)

1895               Опубликование работ по истерии

1896               Введение термина "психоанализ"

 

1900               Публикация работы  "Толкование снов" (The Interpretation of
Dreams)

1901               Опубликована "Психологическая патология повседневной жизни"
(Psychopathology of Everyday Life)

1902               Назначен адъюнкт-профессором в Венском университете

 

1908               Основал Венскую Ассоциацию психоаналитиков

1909               Приглашен читать лекции в Соединенные Штаты, Университет
Вустершира, Массачусетс

1910               Основал Международную Ассоциацию психоаналитиков

 

1912                Издание "Ежегодника психоаналитика "(Yearbook of
Psychoanalysis)

1913                Издание   "Международного  журнала   для   психоаналитиков"
(International Magazine for Psychoanalysis)

1917     Начало "Лекций по введению и психоанализ"

1919               Издание   "Международного  журнала   для  психоаналитиков"
(The International Journal of Psychoanalysis)

1920               Публикация "Позади принципа получения удовольствия" (Beyond
the Pleasure Principle

1920    Назначен профессором в Венском университете

1923     Опубликована книга "Эго и идентификация " (The Ego and the Id)

1924    Назван "Гражданином Вены" городом Веной
1930    Награжден Призом Гете за литературные труды

1930    Опубликована книга "Цивилизация и ее неудовлетворенности" (Civilization and its Discontents)

1938               Уезжает из Вены после вторжения фашистов

1939               Умирает от рака 23 сентября


96         Психология финансов

Карл Юнг

Самым знаменитым сторонником Зигмунда Фрейда был Карл Юнг7 (1875—1961). Юнг учился в Базельском университете, в Швейцарии, позже стал читать лекции по психиатрии в Цюрих­ском университете. Он приобрел хорошую профессиональную ре­путацию, но его карьера резко изменилась, когда в 1900 году он прочел работу Фрейда "Толкование снов "XФрейд, 1976). Потрясен­ный Юнг начал переписываться с Фрейдом, хотя не был согласен с тем, что писал и говорил Фрейд. В 1912 году Юнг опубликовал свою основную работу "Психология подсознания " (The Psychology of the Unconscious), где предположил, что сильные желания (стремле­ния) могут означать столько же или даже больше для нашего пси­хического развития, чем переживания детства, и секс играет ми­нимальную роль в формировании нашей психологии (Юнг, 1992). Он разработал новую теорию личности, согласно которой людей можно классифицировать по восьми группам:

Интроверты (люди, чувству­
ющие себя лучше, находясь                 Экстраверты
дома со своими мыслями, и   (люди, открытые внешнему
стремящиеся удалиться от миру и лучше принимающие
внешних объектов)                         внешние события)

Чувствительные Чувствительные интроверты Чувствительные экстраверты
Думающие           Думающие интроверты          Думающие экстраверты

Чувствующие      Чувствующие интроверты     Чувствующие экстраверты Интуитивные      Интуитивные интроверты      Интуитивные экстраверты

С тех пор классификация личностей продолжала развиваться. Теперь наиболее известной и распространенной считается книга Американской Психиатрической Ассоциации "Диагностическое и статистическое руководство для психических расстройств" (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders), изданная в 1994 г.

Co времен Фрейда психоаналитики достигли заметной зрело­сти, а оригинальные мысли Фрейда, пережившие его, стали важ­ной частью современной науки и практики по психологии.

7 Carl Jung.


Появляются новые школы         97

работа и Жизнь карла юнга

1875   Родился в Кессвиле, Швейцария

1879   Переезжает в Базель

1895   Зачислен студентом в Базельский университет

1900   Оканчивает университет

1900   Врач-ассистент при Южине Блелере

1902           Получает докторскую степень в Цюрихском университете

1903           Женится на Эмме Рошенбах

1904           Исследование словесных ассоциаций

1905   Начинает читать лекции в Цюрихском университете
1907   Впервые знакомится с Зигмундом Фрейдом

1911 Читает лекции в Соединенных Штатах вместе с Зигмундом Фрейдом

1911           Становится президентом Международного Общества психо­
аналитиков

1912           Публикация книги "Психология подсознания" (Psychology of
the Unconscious) и отделяется от Фрейда

1913           Прекращает занятия в Цюрихе

1914           Выходит из состава Международного Общества психоанали­
тиков

 

1920            Путешествует по Тунису и Алжиру

1921            Публикует "Психологические типы "(Psychological Types)
1924   Изучает жителей индейской деревни

1926   Изучает африканцев в Кении

1933 Становится профессором психологии в Федеральном Поли­техническом университете Цюриха

1933 Начинает издавать "Центральный журнал по психотерапии и связанным областям" (Central Journal for Psychotherapy and Related Fields)

1935 Становится президентом Швейцарского Общества практи­ческой психологии

1937   Посещает Индию

1941 Увольняется из Федерального Политехнического универси­тета Цюриха

1943 Становится Профессором медицинской психологии в Ба-зельском университете

1961    Умирает в Кусснахте, Швейцария


98


Психология финансов


 


классификация психических расстройств

Таблица включает в себя основные виды психических рас­стройств, как они обычно описываются в сегодня.

Диагностическое и стати­
стическое руководство
для классификации пси­
хических расстройств
Американской Психиат­
рической Ассоциации                        Типичные симптомы


Параноидное раздвоение личности

Шизоидное раздвоение личности

Шизотипичное раздвоение личности

Мимическое раздвоение личности

Самовлюбленное раздвоение личности

Антиобщественное раздвоение личности (новый термин для психопатов)


 

  субъекты демонстрируют подозритель­
ность и ригидность;

  они склонны чрезмерно спорить;

  они постоянно готовы атаковать

  субъекты демонстрируют  неспособ­
ность создавать социальные взаимоот­
ношения и равнодушны ко всем из них;

  они демонстрируют незначительную
потребность любить и принадлежать

  субъекты затворнические, сверхчувст­
вительные и эксцентричные;

  у них часто можно наблюдать странные
мысли, восприятие и речь

  субъекты неполовозрелы;

  они демонстрируют эмоциональную
неустойчивость;

  они усиленно ищут внимания;

  они склонны самодраматизировать

  субъекты демонстрируют преувеличен­
ное чувство самомнения;

  у них пониженное самолюбие и они
могут быть ранимы;

  они постоянно ищут одобрения;

  они находят очень сложным или невоз­
можным допущение чужой точки зре­
ния

  субъекты могут быть бесчеловечны и
могут нарушать права других без угры­
зения совести;

  однако часто они бывают разумными и
очаровательными


Появляются новые школы


99


 


Пограничное раздвоение личности

Замкнутое раздвоение личности

Зависимое раздвоение личности

Навязчивый невроз

Депрессивное раздвоение личности

Пассивно-агрессивное раздвоение личности


 

  субъекты не в состоянии создать свою
собственную индивидуальность;

  они могут быть импульсивными и неус­
тойчивыми;

  они часто непредсказуемы;

  им не удается завершить процесс фор­
мирования индивидуальности

  субъекты часто получают недостаточ­
ное социальное воспитание;

  они часто боятся и ждут отвержения;

  они отчаянно желают близости;

  они чувствуют себя одинокими или яв­
ляются одинокими

  субъекты крайне зависимы от других;

  могут паниковать, если остаются одни;

  у них очень низкое чувство самоуверен­
ности;

  они оставляют принятие решений другим

  субъекты чрезмерно озабочены прави­
лами, порядком и контролем;

  они тверды, взыскательны, им не хвата­
ет теплоты;

  могут быть очень категоричны и таким
образом проявлять неспособность пра­
вильно действовать в профессиональ­
ной ситуации;

  часто запасаются чем-либо

  субъекты часто в плохом или «пустом»
настроении;

  они могут чувствовать безнадежность,
вину или беспомощность;

  часто теряют интерес к повседневной
деятельности;

  они могут страдать нарушением сна, на­
рушением аппетита или их могут посе­
щать мысли о смерти или самоубийстве;

  они могут быть беспокойными и раз­
дражительными;

  некоторые могут быть маниакально-де­
прессивными (комбинация расстройств)

  субъекты демонстрируют пассивное со­
противление требованиям социального
беспорядка и социального исполнения;


100       Психология финансов

  они не приемлют ответственности и де­
монстрируют свое возмущение через по­
ведение, а не через открытое выражение
чувств;

  они могут прибегнуть к сознательной
медлительности, проявить умышленное
неумение и забывчивость, чтобы избе­
жать ответственности;

  они редко выражают враждебность или
злость открыто;

  они боятся власти и сопротивляются
предложениям других.

ГЕШТАЛЬД: ЦЕЛОЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ СОВОКУПНОСТЬ

Представьте себе двух человек с прекрасным слухом и слушаю­щих красивую музыку. Один совсем не умеет воспринимать му­зыку. Поэтому он слышит только звуки, о которых думает, как об ужасном шуме. Другой слышит не шум, а музыку и наслаждает­ся ею. Как вы опишите разницу, как они обрабатывают входя­щую информацию?

Именно этой темой занимается Гештальдская психология — пятая важная школа мышления. "Гештальд" — немецкое слово, которое означает что-то вроде:

Очертания или форма объекта или другого конкретного существа.

Происхождение этой теории датируется 1890 годом, когда вышла статья Кристиана фон Эренфелса. Он утверждал о существова­ние свойства, называемого "Гештальдом". К нему нужно отно­ситься как и к другим качественным ощущениям, таким как звук или цвет. Свойство Гештальд означает разницу между звуками и музыкой или цветом и живописью, и это определенное свойство такое же реальное, как тон и цвет. Это Гештальткуалитет (Gestaltqualitat).


Появляются новые школы       101

Основание Гештальдской школы часто приписывают трем немецким ученым: Максу Вертеймеру8 (1880—1943), первому из трех, четко сформулировавшему принципы Гештальдской пси­хологии (в 1912 году), Вольфгангу Кёлеру9 (1887—1967) и Курту Коффка10 (1886—1941). Макс Вертеймер впервые задумал создать школу, когда однажды ехал в поезде во время отпуска в 1910 году. Идея, пришедшая к нему, заключалась в проведении такого экс­перимента, который убедил бы людей, что они видели движение, которого на самом деле не было. Итак, он забыл про отпуск, ку­пил стробоскоп и провел эксперимент на самом себе в гостинич­ном номере (он повторил его позже в более подходящих для на­учного эксперимента условиях). Он доказал, что человеческое восприятие может отличаться от действительности.

Гештальдская школа вначале была только теорией о воспри­ятии, но вскоре развилась и стала очень перспективным направ­лением. Гештальдские психологи полагали, что три важных по­нятия — предыдущая наука обозначала их как "ощущение", "обучение" и "внимание" — недостаточны для описания вос­принимаемого нами окружающего мира. Почему так? Гештальд­ские психологи объясняли это экстраполяцией, основанной на наших собственных ощущениях. Если для нас нарисована какая-то незаконченная картина, мы мысленно пытаемся закончить ее, представляя/предполагая остальное. И мы делаем это бессозна­тельно. Коффка, когда разбирал этот вопрос в своей статье "Вос­приятие: введение в Гештальд-Теорию" (Perception: an introduc­tion to Gestalt-Theorie) в 1922 году, не претендовал на новизну своего наблюдения, но утверждал, что оно означает совершенно новый подход к психологии:

То, что эти три концепции не полностью охватывают все богатст­во психических явлений, вовсе не открытие Гештальдской психо­логии. Многие придерживаются этого мнения и мысленно начали уже экспериментальную работу по этому вопросу... Но все они ос­тавили традиционные понятия нетронутыми. Поэтому когда они

8 Max Wertheimer.

9 Wolfgang Kohler.

10     Kurt Koffka.


102       Психология финансов

преодолеют трудности посредством введения соответствующих новых понятий, то не станут проверять тенденцию, определяемую этими новыми понятиями, чтобы модифицировать старые пред­ставления.

Гештальдские теоретики не соглашались с бихевиоризмом, по­скольку рассматривали сознание как нечто важное (бихевиори-сты почти не придавали ему значения). Сторонники Гештальд-ской школы допускали, что мозг "незамедлительно, спонтанно и неизбежно" организовывает все, что мы воспринимаем. И мы это делаем через психические процессы, зачастую добавляющие воображаемую информацию к реальной информации, чтобы сделать картину яснее. Более того, мы часто допускаем ошибки в этом организационном процессе.

Коффка и другие немецкие первооткрыватели читали свои лек­ции по Гештальдской теории в Америке. К тому же в 1933 году в Германии к власти пришли нацисты. Это ускорило перемещение мозгового центра школы в США. Другой ученый, Курт Левин" (1890—1947), привнес в школу новое направление, предложив применять Гештальдскую теорию в групповой динамике, группо­вой психотерапии и исследовании социальной деятельности.

Некоторые из основных идей Гештальдской теории:

    Существует "целое" с реальными качествами помимо его
составляющих. Другими словами, целое больше, чем сумма
его частей.

    Элементы, создающие целое, взаимозависимы и приобре­
тают значимость посредством своей роли в целом.

    Внутри нас "динамический организационный процесс",
имеющий тенденцию снижать стресс и уровень психиче­
ской энергии, перемещая ощущения в простейшее и самое
обычное психическое состояния.

    Существует взаимодействие между нашим восприятием и
обстановкой, или "постижение внешнего мира", принося­
щее лучший порядок.

11 Kurt Lewin.


Появляются новые школы       103

Гештальдская теория внесла значительный вклад в изучение ра­боты памяти и стала одной из школ, способствовавших понима­нию поведения людей на финансовых рынках.

гуманистическая школа: Жизнь такова, какой Ты сам ее делаешь

Гуманистическая школа психологии сформировалась в середине XX века как противовес господствующим школам — бихевио­ризму и психоанализу. Она создана людьми, считавшими, что бихевиоризм слишком механистичен, а психоанализ в большей степени зависит от биологического редукционизма и детерми­низма. Судьбоносными стали 1957 и 1958 годы, когда Абрахам Маслоу и Кларк Мустакас провели в Детройте две встречи с уча­стием многих психологов, где обсудили создание профессио­нальной ассоциации, разрабатывающей новый подход к психо­логии. Этот подход акцентировал свое внимание на самопозна­нии, здоровье, созидательное™, внутреннем мире, индивиду­альности и осмысленности. Несколько лет спустя, в 1961 году, они создали Американскую Ассоциацию Гуманистической пси­хологии, которая в тот же год стала выпускать свой собственный журнал "Журнал Гуманистической психологии" (Journal of Humanistic Psychology). Ассоциация провела свою первую конфе­ренцию в 1964 году, на которой обсуждалось, почему два господ­ствующих направления в психологии не рассматривают челове­ка именно как человека и не придают значения реальным проб­лемам человеческой жизни. Абрахам Маслоу, Карл Роджерс и Ролло Мэй, присутствующие на этой конференции, стали лиде­рами движения, а Маслоу часто называют "основателем" движе­ния. Основные идеи Маслоу изложены в работе "Иерархия Тео­рии потребностей"12, впервые опубликованной в 1943 году в "Психологическом обзоре Соединенных Штатов" (Psychological Review). Позже она превратилась в книгу "Мотивация и лич­ность "" (1954). Иерархия включала в себя:

12     Hierarchy of Needs Theory.

13     Motivation and Personality.


104       Психология финансов

   Основные потребности для выживания, принятые группой

    Эмоциональные потребности для интеллектуального роста

    Самоактуализацию, полностью осознанную, и гармонию с
собой и с жизнью

Гуманистическая психология сохраняла свое влияние на протя­жении десятилетий. Основные положения этого направления:

   Разум в подсознании находится под сильным влиянием оп­
ределяющих сил общества

   Некоторые из этих сил негативные и разрушительные

   Люди наделены способностью преодолевать негативные
силы посредством своей собственной силы воли и могут, та­
ким образом, развивать свою личную компетентность и са­
моуважение

   Учиться брать на себя ответственность за самого себя —
ключ к преодолению трудностей

   Общества и институты могут сознательно создавать инсти­
туционную и организационную среду, чтобы помогать лю­
дям в достижении "полностью осознанной самоактуализа­
ции, а также гармонии с самим собой и жизнью"

Теории в основе гуманистической психологии предлагали общий подход к пониманию человеческого поведения, но уже на ран­ней стадии стало ясно, что они особенно полезны при осмысле­нии мотивации в рабочей среде. Если бы у этой школы был де­виз, он звучал бы так: "Жизнь такова, какой ты сам ее делаешь".

когнитивная психология: понимание психических процессов

Слово "когнитивная" происходит от греческого слова gnosco ("знать") и латинского слова cogito ("я думаю"). Когнитивная психология в основном изучает то, как мы думаем и создаем зна­ния. Более широкое определение дал психолог Улрик Нейссер:


Появляются новые школы       105

Когнитивная психология рассматривает все процессы, посредст­вом которых сенсорная информация перемещается, сокращается, тщательно обдумывается, хранится, воссоздается и используется.

Исследование — как мы думаем и накапливаем знания — прово­дилось на протяжении долгого периода времени. Одними из пер­вых этим вопросом стали интересоваться Сэр Фрэнсис Бэкон (1561—1626), Галилео Галилей (1564—1642), Томас Хоббс (1588— 1679), Рене Декарт (1596—1650), Джон Лок (1632—1704), Дэвид Хьюм (1711-1776) и Эммануил Кант (1724-1804).

Современная когнитивная психология получила развитие сразу после создания Гарвардского Центра Когнитивных иссле­дований в 1955 году. Другое важное событие — симпозиум по теории информации, проведенный годом позже в Массачусет-ском Технологическом институте. Джордж Миллер из Гарвард­ского университета представил на нем свою статью "Магическая цифра семь, плюс или минус два: некоторые ограничения в нашей способности обрабатывать информацию"" (Миллер, 1956). Эта знаменитая статья обобщала результаты нескольких психологи­ческих экспериментов. Они давали новую интересную информа­цию о том, как мы обрабатываем входящие данные:

...мы должны осознать важность распределения или организации входящих данных по частям или участкам. Так как объем памяти определяется фиксированным количеством участков памяти, мы можем увеличить число бит информации, которые она содержит, построением все большего и большего числа участков, каждый из которых будет содержать больше информации, чем прежде.

Таким образом, заключил Миллер, мы наделены способностью уплотнять получаемую информацию, чтобы иметь возможность справляться с большим ее объемом в короткий промежуток вре­мени. Он приводил пример:

Человек, только что начавший изучать радиотелеграфный код, слышит каждые точку и тире как отдельные порции информа­ции. Вскоре он уже может организовывать эти звуки в буквы и

"The Magical Number Seven Plus or Minus Two: Some Limits on our Capacity for Processing Information'.


106        Психология финансов

тоже воспринимать их как порции. Затем буквы организовывают самих себя в слова, составляющие еще большие порции, и он на­чинает слышать целые фразы. Я не имею в виду, что каждый шаг дискретный процесс или что пологие участки должны появиться в его кривой обучения — естественно, уровни организации дос­тигаются с различной скоростью и перекрывают друг друга в процессе обучения. Я просто указываю на очевидный факт, что точки и тире организовываются посредством обучения в модели и что по мере того, как заполняются большие участки, объем со­общения, который оператор может запомнить, соответственно увеличивается. В показателях, которые я предлагаю использо­вать, оператор учится увеличивать число бит на участок.

На языке теории связи этот процесс назывался бы перекоди­рованием. Вводимые данные даются в виде кода, содержащего много порций с несколькими бит в каждой порции. Оператор пе­рекодирует данные в другой код, содержащий меньшее количест­во порций с большим количеством бит в каждой порции. Суще­ствует множество способов перекодирования. Пожалуй, самый простой — это группирование входящих данных, присвоение этой группе новое имя и затем использование нового имени, а не первоначально вводимых данных.

В заключительной части статьи он подытожил все свои наблюде­ния:

Во-первых, промежуток времени окончательного заключения и промежуток времени мгновенной памяти накладывают строгие ограничения на количество информации, которую мы в состоя­нии получить, обработать и запомнить. Посредством организа­ции стимулов на входе одновременно по нескольким направле­ниям и последовательно определяя очередность участков (пор­ций), нам удается разрушить (или, по крайней мере, вытянуть) этот информационный дефицит.

Во-вторых, процесс перекодирования очень важный в чело­веческой психологии и заслуживает намного более подробных исследований по сравнению с проводимыми ранее. В особенно­сти тип лингвистического перекодирования, который, как мне кажется, люди считают источником жизненной силы для мысли­тельного процесса. Процедуры перекодирования постоянно вол­нуют клиницистов, социальных психологов, лингвистов и антро­пологов. Возможно, из-за того, что перекодирование менее дос­тупно экспериментальным манипуляциям, чем бессмысленные слоги или Т-лабиринты, традиционный экспериментальный психолог вкладывает очень мало или вообще ничего в свои ана­лизы. Тем не менее могут использоваться экспериментальные подходы, устанавливаться методы перекодирования, выявляться


Появляются новые школы       107

поведенческие индиканты. И я ожидаю, что мы найдем очень упорядоченный ряд отношений, описывающий то, что сейчас, как кажется, не отмечено на карте дикой местности индивиду­альных различий.

Эта статья явно подталкивала к новым исследованиям и созда­нию школы мышления, но она не вызвала немедленной реак­ции. Тем не менее прорыв наступил через несколько лет после ее публикации. Одно из определяющих событий произошло в 1957 году после выхода статьи В. Ф. Скиннера "Словесное по­ведение" (Verbal Behavior). Ссылаясь на результаты экспери­ментов с голубями и крысами, Скиннер пытался объяснить, как люди, по всей вероятности, учатся писать и говорить. Скиннер был (как вы уже поняли) бихевиористом и полагал, что ученым следует в основном изучать внешние и измеряемые стимулы, а также реакции на них. Он заявлял, что возникает небольшая проблема при рассмотрении того, что происходит с нашим разумом: "идеи" и "мысли" очень сложно или вообще невозможно измерить. Более того, ученым следует только опре­делять общие принципы, которые можно применять ко всем разновидностям и типам поведения.

Сегодня часто "известные" люди комментируют научные ста­тьи, и эта конкретная статья не стала исключением. Правда, было немного странным, что обозревателем этой статьи оказался молодой и никому не известный ученый Ноам Чомский. Да, мо­лодой и неизвестный, но отнюдь не застенчивый: его обзор был разгромным. Чомский отвел по 30 страниц на критику фактиче­ски каждого предложения статьи Скиннера, не пренебрег он и откровенными насмешками. Его обзор заканчивался предложе­нием нескольких подходов, более актуальных для анализа мыс­лительных процессов, лежащих в основе речи и письма.

На самом деле, несколько всемирно известных исследований предполагают, что существуют серьезные основания для изуче­ния "всех процессов, посредством которых сенсорная информа­ция перемещается, сокращается, тщательно обдумывается и ис­пользуется". Вот два примера:


108       Психология финансов

    Исследование искусственного интеллекта в Институте Тех­
нологии Карнеги.
Герберт Саймон и Аллен Ньювел показали,
что компьютеры могут обеспечить логические доказатель­
ства и расшифровку кодов. Но, если они это могут делать и
если это был действительно тот программный код, опреде­
ливший, как все происходит, тогда почему бы нам не изу­
чать, как люди "производят логические доказательства и
расшифровку кодов"? Почему мы не обращаем на это вни­
мание, как бихевиористы?

    Исследования процесса обучения детей в Швейцарии. Жан
Льеже объяснял, что дети проходят через несколько отдель­
ных стадий когнитивного развития. Вначале они имеют чи­
сто физическое взаимодействие с миром, затем начинают
понимать и классифицировать объекты, потом экспери­
ментировать с формальными логическими операциями. Ес­
ли у детей есть различные способы обучения в зависимости
от возраста, тогда почему мы не пытаемся понять эти разли­
чия?

Эти и многие другие события способствовали развитию когни­тивной психологии как настоящей науки. Однако чаще всего именно Ульрику Нейссеру приписывают ее основание. Он опуб­ликовал на эту тему свою самую важную книгу "Когнитивная психология"(Cognitive Psychology) в 1967 году. Основными облас­тями исследований этого течения:

    Внимание. Что облегчает или затрудняет действия человека
при сосредоточении им внимания на данном предмете?
Может ли внимание быть разделено? Каковы требования к
вниманию для решения данного типа задачи?

    Распознавание образов. Как на самом деле работает распоз­
навание образов? Какие виды когнитивных программ, су­
ществующих в нашем сознании, позволяют выявить и клас­
сифицировать информации о мире? Какая информация не­
обходима для сенсорных и когнитивных систем, для распо­
знавания образов.


Появляются новые школы       109

    Знания. Как мы храним в уме и классифицируем "информа­
ционные знания" (знания о предмете) и "процессинговые
знания" (знания о способности что-либо делать).

    Запоминание и забывание. Как мы запоминаем и что проис­
ходит с нашей памятью, когда нам кажется, что мы забыли?
Как, когда и через какой промежуток времени мы забываем
различные виды воспоминаний?

    Язык. Как происходит овладение языком? Как учатся линг­
вистические правила?

    Рассуждение и принятие решений.   Являются ли люди на­
следственно алогичными? Когда мы применяем нелогиче­
ские системы рассуждений?

Школа вскоре развила несколько важных направлений:

    Наши чувства (зрение, слух, обоняние и осязание), получа­
ющие входящие сигналы

    Нейронный код — занимается кодированием входящих сиг­
налов

    Когнитивный код — трансформирует входящие сигналы в
энергию, в потенциале допускающую погружение в состоя­
ние осведомленности

    Память, в которой происходят процессы, занимающиеся
хранением, вспоминанием и реконструкцией когнитивных
кодов

"Нейронный код" или "когнитивный код" не альтернативы — это два способа рассмотрения одних и тех же процессов. Однако когнитивные системы обработки информации эквиваленты компьютерной программе, тогда как нейронный код, фиксирую­щий события, больше подобен жесткому диску компьютера. Не­которые когнитивные коды вводят в состояние осведомленно­сти, в то время как другие не делают этого (это основная пробле­ма самоанализа школы структурализма).


110        Психология финансов

краткий обзор Основных Школ мышления в Психологии


Школа         Происхождение Область


Основные Концепции


 


Структура-  Основана Виль- Исследование

гельмом Макси- сознательного милианом Ван- опыта дом в 80-х годах XIX в.


Основана Джо- Исследование ном  Б.  Ватсо- окружающих ном в 1913 году   условий, кото­рые становятся причиной оп­ределенного поведения субъекта


лизм

Функцио­нализм

Бихевио­ристская психоло­гия


В основном, со­здана Вильямом Джеймсом в 1890 году, но впервые офи­циально описа­на Эдвардом Брэдфордом Титчнером в 1898 году


Исследование разума: как он функциониру­ет или исполь­зуется при адаптации ор­ганизма к ок­ружающей об­становке


 

основное   внимание
уделяется   менталь­
ным процессам, за­
действованным в та­
ких   областях,    как
слух и зрение;

использует самоана­
лиз как исследова­
тельский подход (оп­
рос субъектов об их
мыслях и чувствах);

пытается    изолиро­
вать отдельные эле­
менты рассудка для
их отдельного изуче­
ния

«Невозможно понять
дом,    исследуя   его
кирпичи, необходи­
мо понимать его за­
мысел»

 

не обращает внима­
ния  на ментальные
процессы,   так   как
предполагает, что их
невозможно   досто­
верно изучать;

людей можно изучать
таким   же   образом,
как и животных


Появляются новые школы        111

Школа        Происхождение Область Основные Концепции

Психоана-   Основана  Зиг- Исследование • большая часть ума -
лиз           мундом   Фрей- психических    подсознание;

дом приблизи- заболеваний и • люди с психически-
тельно в 1900 подсознания ми расстройствами в
году                                          основном страдают

от своих подсозна­тельных воспомина­ний;

личность можно раз­
делить на три взаи­
модействующие час­
ти:  идентификация,
эго и суперэго

лечение психологи­
ческих заболеваний
следует     проводить
через разговор

Гештальд-    В основном со- Исследование, • основное  внимание

екая пси-    здана   Максом как мы экстра-    уделяется памяти и

хология       Вертеймером в полируем     из     процессу   принятия

1912 году         входящей  ин-     решений;

формации, ко- • существует «целое» с
торую мы по- реальными качества-
лучаем, чтобы ми, помимо того что
создать более привносит части, со-
завершенные ставляющие его;
мыслительные • внутри нас возникает
образы              «динамически орга-

низующий процесс». Этот процесс имеет тенденцию снижать стресс и уровень пси­хической энергии, перемещая ощуще­ния в простейшее и самое обычное пси­хическое состояние


112        Психология финансов

Школа       Происхождение   Область                Основные Концепции

Гумани- Основана Абра- Исследование, • предполагает, что ра-
стическая хамом Маслоу в как люди могут зум находится под
психоло- 1943году              восполнять сильным влиянием

гая                                                свои  эмоцио-    определяющих   сил

нальные     по-     общества и находит-требности     и    ся в подсознании; достигать   са- • полагает,   что   люди мопознания         наделены способно­стью     преодолевать негативные силы по­средством своей соб­ственной силы воли и могут, таким образом, развивать свою лич­ную компетентность и самоуважение;

  полагает, что учиться
брать на себя ответст­
венность за самого се­
бя — ключ к преодоле­
нию трудностей;

  подчеркивает, что об­
щества и институты
могут сознательно соз­
давать  институцион­
ную и организацион­
ную среду, помогаю­
щую людям воспол­
нять свои эмоциональ­
ные потребности и до­
стигать самопознания

Когни- Основана Улри- Исследование, • основное внимание
тивная ком Нейссером в как мышление уделяется понима-
психоло- 1967 году                   человека конт- нию процесса обра-

гая                                                ролирует    его    ботки информации,

поведение             памяти, восприятию,

вниманию, распоз­наванию образов и принятию решений


Появляются новые школы       113

разветвление

Психология — обширная тема, поскольку отчасти охватывает большую часть того, что мы делаем. Следовательно, не удиви­тельно, что она разветвляется на все большее и большее число подобластей, рассматривающих не только такие вопросы, как мысли, поведение, восприятия и чувства, но и такие дисципли­ны, как менеджмент, педагогика, спорт, маркетинг, торговля и финансы. Следующая глава введет вас в области, где психология играет важную роль в финансах.


Глава 9

Психология встречается с финансами

Общепринятое допущение в экономике состоит в том, что люди ведут себя, как разумные индивидуумы. Проникновение в психо­логию толпы помогает лучше понять поведение финансовых рынков, чем поведение в экономике.

Гордон Пеппер

Тот, кто читал о финансовых рынках в газетах, встречал выраже­ния "массовая психология" или "психология толпы". Психоло­гия толпы это не то же самое, что психология, умноженная на количество людей, составляющих эту толпу. Необходимо уметь объяснить, как отдельный человек взаимодействует с другими и как создаются контуры обратной связи и массовые движения. Как отдельное психологическое явление взаимодействует с эко­номическим феноменом?

Первую попытку применить психологию к экономической науке, по-видимому, предпринял французский психолог Габри­эль Тарде. Он использовал эту концепцию в 1881 году и в 1902 го­ду написал на эту тему книгу la Psychologic Economique1. Густав ле Бон2 (французский философ и политик, живший с 1841 по 1931 го­ды) в 1885 году описал элементы этой концепции в классической

Экономическая психология. / Пер. с фр. — Прим. перев.

Gustave Le Bon.


Психология встречается с финансами        115

книге " Толпа ", опубликованной в 1897 году. За Тарде и Ле Боном последовал Морис Кларк, опубликовавший в 1918 году книгу "Экономика и современная психология" (Economics and Modern Psychology), где писал:

Экономист может пытаться не придавать значения психологии, но абсолютно невозможно не обращать внимания на человече­скую природу.

Позднее психология становится важным элементом в теориях австрийских экономистов Хайека, фон Мисесы и Джорджа Ка-тоны3. Последний представил ее американскому экономическо­му сообществу в 40-х годах XX в. и завоевал у него значительное доверие, используя в качестве основы для своих теорий хорошо документированные, эмпирическим путем собранные данные из реальной жизни. Он был первым психологом, сосредоточивший свое внимание на психологических проблемах на макроэконо­мическом уровне. Он ввел в общую экономическую теорию та­кие понятия, как "отношение к чему-либо", "настроение" и "ожидания". Катона годами колебался между терминами "эко­номическая психология" и "психологическая экономика", пока не остановился на последнем, опубликовав "Психологическую экономику"(PsychologicalEconomics) в 1975 году, но позже принял новый термин "поведенческая экономика". Однако термин "экономическая психология" с тех пор более распространен (и он определенно лучше, так как легче произносится).

общая модель для экономической Психологии

Ученые предпочитают работать с общепринятыми эталонными моделями, и экономические психологи не исключение. Один из них — ван Райджн — в 1981 году предложил одну из самых широ­ко применяемых стандартных моделей экономической психоло­гии, показанную на Рисунке 9. Модель рассматривает несколько объектов, имеющих отношение к экономическому психологу 3 Hayek, von Mises, George Katona.


116       Психология финансов


Рисунок 9 Общая модель экономической психологии. На схеме пред­ставлена эталонная модель экономической психологии, предложенная ван Райдженом в 1981 году.

(прямоугольники). Стрелки между прямоугольниками — это оп­ределенные взаимоотношения, требующие изучения. Взаимо­действиями между различными субъектами, вписанными в пря­моугольники, являются:

A. Как люди воспринимают экономические реалии

B. Восприятия, предпочтения и мнения, соотносящиеся с пове­
дением

C. Удовлетворение и претензии потребителя

D. Спрос и предложение товаров и услуг

E. Дизайн и разработка продуктов, услуг и программ, основан­
ных на удовлетворении требований и опыта участников

F. Как оправданные и неоправданные ожидания изменяют ожи­
дания потребителей рынков и продукции


Психология встречается с финансами        117

G. Влияние личности, когнитивного стиля и стиля жизни на

восприятие и классификацию экономической реальности Н. Ситуативные влияния на экономическое поведение I.   Соотношение сферы потребления, экономического удовле­творения и общего благосостояния

Некоторые из этих взаимодействий, особенно взаимоотношения А, В, D, Е, F, G и Н, касаются изучаемой нами проблемы (психо­логии финансов).

релевантные основные Школы Психологии

Четыре ведущие психологические школы особенно важны для понимания поведения людей на финансовых рынках:

    Бихевиористская школа (исследование окружающих условий,
являющихся причиной того или иного поведения человека)

    Гештальдская школа (исследование, как мы экстраполируем
получаемую   входящую информацию для создания более за­
вершенных мысленных образов)

    Когнитивная психологическая школа (исследование, как че­
ловеческое мышление контролирует поведение)

    Психоаналитическая школа (исследование психических забо­
леваний и подсознания)

Психоанализ — это анализ психического заболевания, в то вре­мя как другие школы уделяют больше внимания, как думают, чувствуют и действуют нормальные люди. Следовательно, ра­зумно ожидать от других трех школ лучшего объяснения, как со­здаются ценовые фигуры в совокупных движениях рынка. Пси­хоаналитическая школа, с другой стороны, может объяснить, по­чему личный счет (не ваш, разумеется, кого-то другого!) не в та­ком уж хорошем состоянии.

Таблица 2 дает общее представление этого явления с точки зрения каждой из школ, объясняющих странное поведение фи­нансовых рынков.


118       Психология финансов

Каждый феномен приписывается определенной школе, хотя можно и утверждать, что он описывается под разными углами несколькими или даже всеми школами. Некоторые из приведен­ных феноменов, по понятной причине, довольно похожи, но представлены под разными заголовками, потому что у различ­ных школ отличаются подходы и их названия. Мы просто не бу­дем придавать значения этому раздражающему фактору, а дви­немся дальше.

Итак, давайте положим этот список в свой карман и вернем­ся к нашей задаче. Мы можем начать с рассмотрения, как люди обрабатывают информацию на финансовых рынках. Это позво­лит понять, как воспринимается информация об экономической ситуации, как она влияет на наше субъективное состояние, ка­кую придает форму нашему поведению и каким образом это по­ведение создает события в рынках. Как это было уже однажды, в 1815-м году...

Таблица 2


 


Основная школа


Релевантный феномен


Краткое описание


 


 


Бихевиорист­ская школа

Гештальдская теория


 

1.    Теория перспективы

2.    Магическое мышле­
ние

 

3.    Эффект убедительно­
сти

4.    Эффект самоубежде­
ния

5.    Эффект репрезента­
тивности

6.    Адаптивная позиция

7.    Самореализующаяся
позиция


У нас есть беспричинная тенденция с меньшей готовностью делать ставки на прибыли, чем на убытки Мы думаем, что определенное пове­дение приводит к желаемому резуль­тату, даже когда мы не знаем этому никакого объяснения и когда на са­мом деле его нет

Нас больше убеждает надежный ис­точник, чем надежный аргумент Когда реальность в конфликте с нашим мнением, мы, скорее, изменяем свое мнение, нежели принимаем реальность Мы склонны думать, что наблюдае­мые нами тренды, вероятней всего, продолжатся

Мы придерживаемся тех же самых мнений, что и связанные с нами люди Мы делаем что-либо, поскольку это заставляет нас думать, что мы являем­ся кем-либо


Психология встречается с финансами        119


 


Основная школа


Релевантный феномен


Краткое описание


 


 


Школа Когни­тивной психо-


8. Позиция знаний

9. Эффект ложного
единодушия

10.    Позиция самозащи­
ты

11.    Теория соматиче­
ского маркера

12.    Социальное сравне­
ние

13.    Синдром повышен­
ной чувствительности

14.    Теория сожаления

15. Когнитивный дис­сонанс

16. Фиксация

17. Мыслительные от­делы

18. Размыкание (цепи)

19.    Ошибка ассимиля­
ции

20.    Избирательная об­
работка (информации)

21. Избирательное вос­приятие


Мы делим данные на легкоуправляе­мые кластеры, каждый из которых об­рабатывается как простая позиция В основном мы переоцениваем коли­чество других людей, согласных с на­шей позицией

Мы переосмысливаем свои позиции, чтобы они как бы подтверждали уже принятые нами решения Сильные угрозы возбуждают телес­ные реакции, усиливающие длитель­ную панику

Мы используем поведение других как источник информации о проблеме, которую затрудняемся объяснить Мы переоцениваем лично нами вы­бранные вещи

Мы стараемся избегать действий, подтверждающих совершенные нами ошибки

Когнитивный диссонанс возникает, когда доказательства говорят, что на­ши предположения неверные Мы стараемся избегать или искажать такую информацию, мы стараемся из­бегать действий, выявляющих это не­соответствие

На наши решения влияет входящая информация, которая, как нам кажет­ся, предлагает правильный ответ Мы разделяем явление на различные составляющие и пытаемся, скорее, оптимизировать каждую из них, не­жели целое

Мы избегаем принимать решения, пока не получим дополнительную ин­формацию, даже если эта информа­ция не относится к разрешению близ­кой проблемы

Мы неверно истолковываем получае­мую информацию, чтобы она под­тверждала то, что мы совершили Мы стараемся прислушиваться толь­ко к той информации, которая, как нам кажется, подтверждает наше по­ведение и позицию Мы ошибочно интерпретируем ин­формацию, чтобы она подтверждала наше поведение и позицию


120        Психология финансов


 


Основная школа


Релевантный феномен


Краткое описание


 


 


Психоанализ


 

22.    Слишком самона­
деянное поведение

23.    Необъективность
оценки прошедших со­
бытий

24.    Необъективность
подтверждения

25.    Параноидное раз­
двоение личности

26.    Мимическое раз­
двоение личности/ По­
граничное раздвоение
личности

27.    Самовлюбленное
раздвоение личности

28.    Замкнутое раздвое­
ние личности

29.    Навязчивый невроз

30.    Депрессивное раз­
двоение личности


Мы переоцениваем нашу способность принимать верные решения Мы переоцениваем наши способно­сти   предсказать   исход   некоторых прошедших событий Наши выводы чрезмерно склоняют нас к тому, во что мы хотим верить Мы чрезмерно озабочены, что нас мо­гут обмануть или что мы можем со­вершить ошибки

Мы постоянно взвешиваем свои ре­шения и не можем расслабиться

Мы чрезмерно озабочены выглядеть успешными во всем, что мы делаем Мы продолжаем возвращаться к де­лам, которые не удались, чтобы отом­стить или переделать наоборот Мы чрезмерно поглощены мельчай­шими подробностями Мы всегда разочарованы и озабоче­ны, независимо от того, хорошо или плохо все у нас


 


Когнитивный диссонанс

Различные переживаемые нами эмоции могут не влиять друг на друга, или они могут находиться в обоюдной гармонии, или в обоюдной дисгармонии. Мы говорим о "когнитивном резонансе", когда они в гармонии, и о "когнитивном диссо­нансе", когда они в дисгармонии. Когнитивный диссонанс, таким образом, это конфликт разума, с которым мы сталки­ваемся, когда получаем доказательства, что мы не правы или не были правы, подобно курильщику, читающему статью о вреде курения.

Это не очень приятно, и теория когнитивного диссонанса предлагает нам оберегать себя от полного осознания, на­сколько мы глупо поступаем или поступили. Мы можем, на­пример, избегать информации о проблеме или можем приду-


Психология встречается с финансами        121

мать потусторонние аргументы для поддержания своих веро­ваний и предположений.

К примеру, Эрлих4 и другие (1957) продемонстрировали, что покупатели новых автомобилей выборочно избегают чи­тать рекламу о моделях, которые они не выбрали, и в то же время их привлекает реклама выбранных ими автомобилей.

Этот процесс, вероятней всего, влияет на то, как инвесто­ры отбирают информацию. Финансовые тренды могут про­должаться дольше, чем они должны, если люди пытаются из­бегать информации, противоречащей тренду.

создание Позиций

1 Erlich.


Позиции часто создаются через взаимодействия между аф­фектом, поведением и познанием.


Часть IV

Психология рыночной информации

Люди, знайте же, что мудрость Сократа, признанного вами са­мым мудрым, в чистых лучах правды никчемна.

Сократ


Глава 1U

Быстрейшая игра в городе?

Знания — зззззззззззп! Деньги — ззззззззззззп! — Власть! Это — круг, на котором построена демократия.

Теннеси Вильяме

В среду, 21 июня 1815 года, в 11 часов вечера лорд Батурст из Лондонского военного министерства принял у себя очень устав­шего человека. Его гостем был достопочтенный майор Генри Перси, который 2 дня и 18 часов провел в дороге, возвращаясь из Бельгии. Перси торопился доставить британскому правительст­ву прекрасные новости: в результате битвы при Ватерлоо войска Наполеона разбиты.

Батурст и Перси поспешили к канцлеру казначейства, нетер­пеливо ожидавшему известий о битве. Перси осаждали расспро­сами, пока он не заснул в своем кресле, абсолютно изнуренный после своего путешествия. Но это уже не имело никакого значе­ния. Информация была доставлена, и на следующий день Перси удостоили звания подполковника за преданность долгу.

крупная покупка

Но за день до того, как министры узнали об этой новости, один человек в Англии уже был в курсе дела. Маленький толстячок с


126       Психология финансов

голубыми глазами, рыжими волосами и сильным немецким ак­центом. Его звали Натан Мэйер Ротшильд.

Натан Ротшильд эмигрировал в Англию в возрасте 21 года и за короткий промежуток времени стал одним из ведущих фи­нансистов Лондона. Одаренный делец и тактик, Ротшильд был известен благодаря еще одной особенности: он всегда был чрез­вычайно хорошо осведомлен. Утром, во вторник 20-го, за день до того, как Генри Перси достиг Лондона, Ротшильд провел ог­ромную скупку на фондовой бирже, сколотив значительное со­стояние. Почему он узнал о победе раньше, чем военное мини­стерство?

Специальная почта

На самом деле мы до сих пор не знаем, но есть два предположения.

Одно заключается в том, что он использовал свою собствен­ную курьерскую службу, которую он развивал на протяжении не­скольких лет. Работа службы отличалась уникальной скоростью. Источники говорят, что один из служащих, Джон Роуворт, про­вел ночь перед великой битвой при Ватерлоо на месте будущего боя (Записки и вопросы, 1868). 18 июня в 7 часов вечера, то есть как только поражение Наполеона стало очевидным, Роуворт по­спешил в Кале верхом на лошади и перебрался в Дувр на откры­той лодке, несмотря на штормовую погоду. Его скорость, таким образом, объясняется хорошо отработанной системой смены транспорта в курьерской службе. Подтверждением этому могут служить слова самого Роуворта, а также сохранившееся письмо от Роуворта Ротшильду. Письмо написано 27 июля 1815 года и содержит следующую ремарку: "Меня проинформировал чест­ный посыльный, что ваша первая информация о победе в битве при Ватерлоо достоверная".

Второе предположение: что Ротшильд получил сообщение об исходе битвы от голубей-почтальонов. Общеизвестно, что он ча­сто использовал их, когда хотел получить срочную информацию с континента. Точно неизвестно, где жили голуби, но так как он приобрел ферму в Кенте за 8750 английских фунтов стерлингов,


Быстрейшая игра в городе?        127

скорее всего, он держал голубей именно там. Используя голуби­ную почту, он вполне мог узнать новость к утру во вторник, что намного раньше, чем об этом стало известно военному мини­стерству.

Его коллеги на фондовой бирже предполагали, что голуби — основные курьеры Ротшильда. Их стало настолько сильно это раздражать, что в 1836 году, если верить газетам, они развели ор­лов и ястребов на побережье Кента, чтобы ловить и уничтожать ненавистных голубей Ротшильда во время их полета с конти­нента. Но курьерская служба не прекратила на этом свою рабо­ту. Когда Натан Ротшильд умер 28 июля того же года, об этом стало известно благодаря его же системе: охотник подстрелил в Кенте изнуренного голубя и нашел маленький клочок бумажки, привязанный к лапке несчастной птицы (The Times, 3 августа 1836 года). На нем было написано три слова: "II est mort."1

Системы Ротшильда продемонстрировали нам огромное зна­чение информации. Информационная сеть Натана Ротшильда внесла основной вклад в его невероятный успех, потому что са­мым важным фактором была возможность получать информа­цию, и ничего более. Фундаментальная осведомленность очень дефицитный товар в те дни.

новая ситуация

Сегодня информация остается определяющим фактором, но ок­ружающая обстановка изменилась. Нынешние трейдеры воору­жены целой армией онлайновых информационных систем, еже­дневно распространяющих тысячи и тысячи новостей в режиме реального времени. Благодаря электронным системам люди по всему миру оснащены одним-единственным искусственным мозгом, покрывающим поверхность нашей земли мелкоячеи­стой сетью. Поэтому все узнают важные известия в одно и то же время. Над всем этим раздаются мириады телефонных звонков, в результате которых слухи и предположения свободно и посто­янно пересекают любые национальные и институциональные 1 Он мертв. — Пер. с фр. — Прим. перев.


128       Психология финансов

границы. В такой ситуации основная проблема не в том, как бы­стро мы получим информацию, а в том, насколько правильно мы истолкуем новости с поля битвы. Прусский военный теоретик Карл фон Клаузевиц писал в Vom Kriege:

Уже после первой разведки вне прямой военной зоны возникают непомерные трудности. Но они гораздо серьезнее в суматохе по­ля боя и в постоянном потоке новой информации. Удача улыба­ется получателю противоречивой информации, который смог принять верное решение после соответствующей оценки и кри­тики. Значительно хуже, когда следующее известие поддержива­ет, подтверждает и усиливает предыдущее, добавляя все больше и больше цветов картине, пока, наконец, не принудит к новому ре­шению. Такие решения вскоре оказываются просто дурацкими, а вся поступившая ранее информация — лживой. Большая часть информации вводит в заблуждение, а страхи людей становятся плодородной почвой для лжи и обмана.

Клаузевиц отмечал, что большая часть новостей, без преумень­шения, ложная. Но больше всего его беспокоило, что человеку невероятно трудно придерживаться чьей-то оригинальной стра­тегии или догадываться, как ее следует изменить, когда нервные клетки начинают разрушаться от неопределенности в бесконеч­ном потоке новой информации:

Обычные люди, легко поддающиеся влиянию, как правило, не­решительны, когда требуется действие с их стороны. Они обна­руживают, что все не так, как они ожидали, — и особенно плохо, когда они находятся под влиянием кого-либо. Даже тот, кто по­строил свои собственные планы и теперь видит их в новом свете, вскоре начнет сомневаться в своем прежнем решении. Его собст­венная твердая уверенность должна настроить его против давле­ния внешнего мнения.

Реальная ситуация на финансовых полях битвы напоминает од­ну из старых историй о человеке, который готовился к дуэли. Его секундант перед ее началом обеспокоенно спросил:

"Вы хороший стрелок?" Дуэлянт ответил:


Быстрейшая игра в городе?        129

"Разумеется, я могу попасть в ножку бокала с двадцати шагов!"

Но тогда секундант спросил:

"Это хорошо. Но могли бы вы попасть в ножку бокала в тот мо­мент, когда бокал нацелил пистолет прямо в ваше сердце?"

Суета реальной жизни довлеет над нашими нервами. Поэтому мы легко совершаем ошибку, описанную Клаузевицем: попав под фронтальный информационный огонь, мы сразу же начинаем ве­рить, что условия отличаются от первоначального прогноза. Если мы не привыкнем схватывать информацию и отделять нужное от ненужного, поток пустой информации и слухов вскоре разрушит наше мировоззрение.

марвин в джунглях

Большое количество информации было проблемой для Клаузе­вица, поэтому он уделял огромное внимание работе шпионов. Когда сообщения поступали тысячами, среди них могло отсутст­вовать одно самое важное, а это означало серьезную угрозу. Что­бы раздобыть эту информацию, приходилось посылать шпионов. Та же самая проблема возможна и в мире финансов. В классиче­ском произведении Адама Смита "Биржа — игра на деньги"1 (1967) в одной из историй как раз рассказывается про этот случай. Герои этой истории следующие:

1. Адам Смит, спекулянт и автор книги

2.   Грейт Винфильд, друг автора.торговец акциями внутри дня

3.   Марвин, обанкротившийся торговец какао

4.   Дилер по какао из фирмы Херши3 (анонимный)

5.   Нечто вроде растительной тли, которая может осаждать посе­
вы какао в Гане.

6.   Африканское племя

2 Adam Smith, The Money Game. 1 Hershey.


130       Психология финансов

Все началось, когда Грейта Винфильда однажды осенила хорошая идея. Близкий друг сказал ему, что правительство Ганы "устано­вило" для себя статистическую информацию по какао. Статисти­ка предсказывала хороший урожай, но на самом деле он был ни­чтожным. План был очевиден: когда люди обнаружат, что урожай плохой, цены на какао поднимутся. Адам Смит и Винфильд поэ­тому инвестируют в какао 5000 и 200 000 долларов соответствен­но при 3-процентом уровне маржи. (Если цена какао под